Рамазан Джалалдинов рассказал о молотках и боевиках 

Рамазан Джалалдинов рассказал о молотках и боевиках
Чеченские чиновники первым делом сообщили, что Рамазан Джалалдинов имеет судимости

Житель Кенхи объяснил, как получил две судимости, о которых говорил Рамзан Кадыров.

О связях Рамазана Джалалдинова с бандформированиями практически сразу заявили чеченские чиновники, утверждавшие, что он «симпатизировал людям из леса» и это доказано судом. Сам кенхинец рассказал “Ъ”, как в высокогорное село раньше регулярно наведывалась бандгруппа Сайдамина Дадаева, которую местные жители вынуждены были кормить. Судимость Джалалдинов, по его словам, получил после того, как попытался пожаловаться на бездействие сотрудников правоохранительных органов. И точно так же, как он рассказывает, после жалоб, получил и вторую судимость — за нападение на сотрудников МВД.

«Опыт преступать закон у него есть»

«Есть доказанный судом факт, что этот человек симпатизировал людям из леса»,— сказал пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов, комментируя скандал с Рамазаном Джалалдиновым из Кенхи, получившим известность после своего обращения к президенту Владимиру Путину.

О криминальном прошлом Джалалдинова, который вынужден был уехать в Дагестан после угроз, поступавших ему в связи с обращением, чеченские чиновники заговорили вскоре после того, как сгорел его дом. Это произошло в ночь на 13 мая, когда группа мужчин в камуфляже вытолкала из дома семью Джалалдинова, сожгла дом и вывезла его жителей на границу с Дагестаном. «По оперативным данным, Джалалдинов вывез свою семью и имитировал поджог жилища. Опыт преступать закон у него есть,— первым высказался в своем Instagram глава Чечни Рамзан Кадыров.— Он два раза осужден за пособничество участникам НВФ и посягательство на жизнь сотрудников полиции».

Позднее на эту тему более подробно высказался замглавы МВД Чеченской Республики Апти Алаудинов. Первая судимость, по его словам, была у автора видеообращения в 2007 году, он получил два года условно по ст. 208 (пособничество участникам незаконных вооруженных формирований) УК РФ. Второй раз Рамазана Джалалдинова привлекали к ответственности в 2011 году — за нападение с молотком на двух полицейских. Второй раз Джалалдинов также получил условный срок.

“Ъ” решил узнать у самого Рамазана Джалалдинова, как он получил свои две судимости.

Дело о молотках

В базе судебных решений Шатойского районного суда с фамилией Джалалдинов находится карточка дела №1-2/2013. В суд оно поступило 1 октября 2012 года и с тех пор тянулось почти год. Как объясняет сам Рамазан Джалалдинов, это и есть дело о нападении на полицейских. В карточке дело указано, что заседания переносились 11 раз, в основном из-за неявки защитника. «Да деньги кончились на адвоката, а я все обжаловать пытался, вот и затянулось»,— объясняет Джалалдинов. Факта нападения на полицейских он не отрицает, только утверждает, что с молотком на сотрудников МВД накинулась его супруга, пытавшаяся остановить незаконное задержание мужа. Оно стало следствием очередного обращения Рамазана Джалалдинова. На этот раз в 2011 году, утверждает кенхинец, он узнал, что Благотворительный фонд имени Ахмата Кадырова выделил селу субсидии почти на 8 млн руб., из которых до местных жителей дошло лишь чуть более 1 млн руб. «Я собрал подписи, понес в администрацию, в ответ начали всех людей в полицию тягать, кто подписался»,— вспоминает Рамазан Джалалдинов. В итоге его самого вызвали на беседу сотрудники Центра противодействия экстремизму, но автор жалобы прийти отказался. «Тогда они под утро пришли ко мне домой. Вломились в штатском, все спали еще, начали меня тащить на улицу. Жена не поняла ничего, стала меня отбивать, молоток схватила. Они и ушли»,— утверждает Джалалдинов. Впрочем, судя по мягкому приговору, нанести какие-либо тяжкие увечья борцам с экстремизмом жене кенхинца не удалось.

«Они как к себе домой ходят»

Дело о пособничестве боевикам относится к куда более раннему периоду, когда в Чечне еще действовал режим контртеррористической операции. Расположенное в горах Кенхи, говорят местные жители, действительно мало затронула война, как об этом говорил представитель главы Чечни Альви Каримов, но боевики иногда приходили туда за едой или переночевать. Джалалдинов рассказывает, что его обвинили в связях с группой Сайдамина Дадаева, который родился в Кенхи в начале 1970-х. Вот, что известно о нем из открытых источников, в том числе из биографической справки на сайте «Кавказского узла»: в годы правления Аслана Масхадова стал сотрудником погранично-таможенной службы Ичкерии, потом — проводником Шамиля Басаева. В поле зрения правоохранительных органов Дадаев попал в 2001 году, когда на территории Наурского района в составе группы боевиков застрелил трех военнослужащих.

К 2005 году Сайдамина Дадаева объявили в федеральный розыск, а год спустя в окрестностях села Дай, расположенного недалеко от Кенхи, он обстрелял две машины МВД. Жертвами этой вылазки стали семь милиционеров, командированных из Мордовии. Как утверждает Рамазан Джалалдинов, несмотря на то что Сайдамин Дадаев находился в розыске, он вполне спокойно наведывался в Кенхи. «Они приходили в мой магазин, брали оттуда еду. Ночевали у местных жителей, даже у чиновников. Их все боялись, у них же оружие, а милиция ничего не делала»,— рассказывает он. Тогда господин Джалалдинов решил бороться с боевиками самостоятельно и начал писать жалобы: несколько отправилось в прокуратуру, другие — в республиканское МВД. «Я даже на приеме у главы МВД в 2006 году был. Говорю: “Поехали сейчас, они опять у меня в магазине, они как к себе домой ходят, забери их”. Никто со мной и не поехал»,— говорит Джалалдинов. Решив, что жалобы эффекта не возымели, он уехал в соседнюю Калмыкию на заработки, а за это время в Кенхи стало тише, боевики Дадаева ушли куда-то дальше. «Когда я вернулся, на меня дело и возбудили. Сказали, что если б помалкивал, то не было бы дела, а так я всех взбаламутил, теперь надо отвечать»,— вспоминает Рамазан Джалалдинов.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3