Центральный аппарат СКР считает раскрытым убийство, совершенное по заказу зятя сенатора Арашукова

Центральный аппарат СКР считает раскрытым убийство, совершенное по заказу зятя сенатора Арашукова
Рауф Арашуков

Сам заказчик — исполнительный директор АО «Ставропольгоргаз» Руслан Агоев в настоящий момент скрывается в ОАЭ.

Центральный аппарат Следственного комитета России (СКР) назвал заказчиком убийства лидера молодежного движения общественной организации Карачаево-Черкесии «Адыге Хасэ» Аслана Жукова исполнительного директора АО «Ставропольгоргаз» Руслана Агоева. Об этом сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на сотрудников ведомства.

Напомним, в сентябре этого года глава СКР Александр Бастрыкин поручил передать в центральный аппарат уголовные дела о двух заказных убийствах, произошедших в КЧР в 2010 году. Это было сделано «для наиболее полного и объективного расследования».

За месяц до этого дело об убийстве Жукова возобновил СКР по КЧР. Напомним, Жуков был застрелен в Черкесске 14 марта 2010 года на территории принадлежащей ему автомойки. Как позже установили следователи, киллер подошел к Chevrolet Niva, в которой находился Жуков, и три раза выстрелил ему в голову. Потерпевший скончался на месте.

Спустя год был задержан местный житель Расул Аджиев, который объяснил, что убил Жукова на почве ревности к женщине. В ходе допросов он неоднократно подтверждал свою вину, а также дал признательные показания в ходе судебного процесса. Однако Черкесский городской суд вынес в отношении Аджиева оправдательный приговор, после чего он был освобожден в зале суда.

Этим летом Аджиев написал явку с повинной. По данным РБК, на допросе он рассказал, что заказ на убийство Жукова получил от сенатора Рауфа Арашукова через его родственника Руслана Агоева, у которого служил охранником. Агоев объяснил киллеру, что у Арашукова «произошел с кем-то конфликт, в результате которого якобы затронута его честь». В показаниях Аджиева сказано, что сенатор со слов Агоева «впал в подавленное состояние, его окружение от него отвернулось», поэтому нужно устранить обидчика.

По словам Аджиева Агоев передал ему автомобиль, а также телефон с сим-картой, чтобы он мог с ним общаться до и после совершения убийства. Перед преступлением киллер несколько раз приезжал на мойку, чтобы выяснить расположение видеокамер и маршруты передвижения Жукова.

После убийства, чтобы замести следы, Аджиев уничтожил свою одежду и личный телефон. А потом, выехав из города, выбросил в Большой Ставропольский канал пистолет, предварительно разобрав его на части.

Никаких обвинений кому-либо, кроме Аджиева, СКР в рамках этого дела пока не предъявлял. По данным «Коммерсанта», следствие попыталось вызвать на допрос Агоева с тем, чтобы предъявить ему обвинение по ч. 4 и 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК РФ (пособничество в совершении убийства по найму), однако тот, по оперативным данным, уже успел скрыться в ОАЭ.

Вторым расследуемым делом является убийство советника президента КЧР Фраля Шебзухова, которое произошло спустя два месяца после убийства Жукова. Фигурант этого дела — Рустам Копсергенов также заявил, что Арашуков нанял бандитов, чтобы избить политика. Однако исполнители перестарались и застрелили Шебзухова.

В сентябре члены семей убитых начали проводить пикеты у здания следственного управления СКР по КЧР, требуя возбудить уголовное дело в отношении сенатора. Они отправили письменное обращение Александру Бастрыкину, а также директору ФСБ Александру Бортникову, генпрокурору Юрию Чайке и председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. По заявлениям родственников, несмотря на показания фигурантов дел об убийствах, следственные органы не проверяют причастность сенатора к этим преступлениям.

На вопросы корреспондента РБК в аппарате сенатора заявили, что «с удивлением» относятся к заявлениям родственников погибших и уверяют, что никаких доказательств его причастности к убийствам нет. При этом помощники Арашукова уверяют, что некие провокаторы пытаются навредить репутации сенатора.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3

Актуальные сюжеты

Все сюжеты