Убийство Бориса Немцова приведено к исполнителям

Убийство Бориса Немцова приведено к исполнителям
Фигурант дела об убийстве Бориса Немцова Заур Дадаев

Заказчик никак не раскрывается.

Убийство оппозиционера Бориса Немцова, как и целый ряд других тяжких преступлений, совершенных выходцами из Чечни, оказалось без заказчика. Основной обвиняемый по делу отставной офицер полка внутренних войск МВД "Север" Заур Дадаев заявил, что убил политика по заказу некоего Русика. Его признание спровоцировало серьезный скандал: следствие заподозрило в причастности к преступлению бывшего командира Дадаева, члена влиятельной чеченской семьи Руслана Геремеева, а представители потерпевших пошли еще дальше, предположив, что майор, возможно, действовал в интересах руководства Чечни. Однако СКР ограничился привлечением к ответственности лишь вероятных исполнителей убийства.

Как показало проведенное расследование, предполагаемые убийцы Бориса Немцова оказались неопытными киллерами. Они догадались выбросить пистолет и мобильные телефоны, которыми пользовались при подготовке покушения,— эти улики так и не были найдены, однако еще во время слежки за будущей жертвой попали в объективы двух десятков видеокамер. Покидали место убийства его вероятные исполнители тоже как будто по команде неизвестного оператора — перемещались буквально от одной камеры к другой. Видеозапись их отступления оказалась настолько качественной, что сотрудникам СКР, ФСБ и МВД удалось поминутно реконструировать весь маршрут задействованного в акции ZAZ Chance, а затем получить в свое распоряжение и сам автомобиль.

Таким образом, неудивительно, что уже через неделю после громкого убийства, совершенного вечером 27 февраля практически под стенами Кремля, на Большом Москворецком мосту, пятеро его предполагаемых исполнителей были установлены, найдены и задержаны. Шестой вероятный участник заговора — отставной боец того же "Севера" Беслан Шаванов — живым не сдался, подорвавшись на собственной гранате.

Очевидно, отсутствием криминального опыта у фигурантов дела можно объяснить и скорое, полученное следствием буквально через день после задержания признание предполагаемого исполнителя убийства Заура Дадаева. Экс-офицер "Севера" заявил на допросе, что возненавидел Бориса Немцова за его публичные антироссийские и антимусульманские, как полагал Дадаев, высказывания. Вместе со своим бывшим однополчанином Шавановым и родственником Анзором Губашевым он якобы стал готовить план мести оппозиционеру. Примерно за месяц до покушения заговорщики, по словам Дадаева, нашли спонсора для своего "проекта" — им стал некий чеченец по имени Русик, с которым они якобы случайно познакомились в кафе. Этот человек, как утверждал Дадаев, предоставил им автомобиль и пистолет, а также посулил солидное вознаграждение после проведения акции. "Деньги он обещал дать не за убийство, а ради Аллаха",— отметил предполагаемый киллер.

Еще через некоторое время, сменив адвоката по назначению на профессионального и опытного защитника, Дадаев от своих признаний отказался, заявив, что дал их под угрозами и пытками. Опасаясь за свою жизнь, он якобы согласился проговорить под видеозапись и подписать протокол допроса, текст которого был заранее заготовлен оперативниками. Они же, по словам предполагаемого киллера, придумали сюжет про не существующего в реальности заказчика — Русика.

В СКР были вынуждены принять и подшить к делу новые, "отказные" показания главного обвиняемого, однако в качестве рабочей следствие все равно оставило его первую, признательную версию. В соответствии с ней преступление было квалифицировано как "убийство по найму" (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Через некоторое время удалось идентифицировать и подозрительного Русика — так обвиняемые называли своего приятеля и земляка Руслана Мухудинова, с которым вместе проживали в Москве на съемных квартирах. Проблема оказалась в том, что совсем еще молодой человек Мухудинов, работавший у старших товарищей водителем-порученцем и числившийся в компании на вторых ролях, на статус заказчика громкого преступления явно не тянул.

Зато на эту роль идеально подходил еще один человек по имени Руслан — бывший командир одного из батальонов "Севера" Геремеев. Он был непосредственно связан со всеми обвиняемыми — например, Дадаев и Шаванов служили раньше под его руководством, а Мухудинов много лет работал у Руслана Геремеева шофером. Именно бывший комбат арендовал для себя и своих приятелей две квартиры на Веерной улице в Москве, предоставил компании в качестве разъездной машины свой Mercedes ML-300 и взял на себя общие бытовые расходы — например, оплачивал покупку продуктов и нанимал домработницу на обе квартиры.

На включении Руслана Геремеева в число фигурантов уголовного дела активно настаивали представители потерпевшей стороны. Не потому, что располагали какими-то эксклюзивными данными о его причастности к убийству или испытывали к офицеру личную неприязнь, майор заинтересовал их в первую очередь благодаря своему происхождению. Экс-комбат "Севера" является близким родственником таких авторитетнейших в Чечне людей, как член Совета Федерации Сулейман Геремеев, депутат Госдумы Адам Делимханов, глава Шелковского ОМВД республики Ваха Геремеев,— и это обстоятельство, как полагают потерпевшие, повышает статус совершенного преступления.

По их мнению, если бы следствию удалось доказать причастность Руслана Геремеева к заказу, ниточка от майора могла потянуться к руководству Чечни. В этом случае, как полагают потерпевшие и их представители, можно было установить, что видный деятель оппозиции Немцов стал жертвой политического убийства.

Однако следствие, видимо, оценивало ситуацию иначе. В первую очередь потому, что против авторитетного майора не было абсолютно никаких прямых или даже косвенных улик. Он не засветился ни на одном из нескольких сотен имеющихся в распоряжении следствия видеоматериалов, на него не указал ни один из свидетелей или обвиняемых по делу. Даже первичные, дезавуированные в дальнейшем показания Заура Дадаева по сути не стали компрометирующими для майора Геремеева. Ведь Русиком в компании чеченцев его никто не называл — только по имени или в крайнем случае радиопозывным Добрый.

Но самое главное, что правоохранители пока не смогли найти ни одного из двух Русланов — во всяком случае проведенные СКР в Москве и Чечне масштабные мероприятия результатов не дали и были прекращены. В итоге следствие приняло соломоново решение. Руслан Мухудинов был признан организатором убийства, получил заочное обвинение по соответствующей статье УК РФ и был объявлен в федеральный и международный розыск. Руслан Геремеев, которого участникам расследования за все это время не удалось не то что допросить, а даже повидать вблизи, продолжает числиться свидетелем по делу.

Следствие вышло на финальную стадию — СКР планирует официально завершить дело до конца года, чтобы к годовщине гибели Бориса Немцова стороны приступили к ознакомлению с материалами. Подводя предварительные итоги, можно сказать, что стали они вполне предсказуемыми и даже традиционными для расследований резонансных заказных убийств, в которых обвиняемыми проходят выходцы из Чечни. Предполагаемые исполнители громкого убийства найдены, обвинены и скоро предстанут перед судом. Организатор преступления разыскивается, а материалы в отношении заказчика, проходящего по делу как "неустановленное лицо", выделены в отдельное производство.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3