Украинцам засчитали первую чеченскую

Украинцам засчитали первую чеченскую
Николай Карпюк и Станислав Клых

За убийства российских военнослужащих им грозят двадцатилетние сроки.

В Грозном вчера суд присяжных вынес вердикт по делу бывших участников УНА-УНСО Николая Карпюка и Станислава Клыха. Они были признаны виновными в убийствах российских военнослужащих во время первой чеченской кампании и могут получить по два десятка лет заключения. На некоторое смягчение наказания может рассчитывать только Станислав Клых, которого присяжные сочли заслуживающим снисхождения. Адвокаты украинцев, настаивающие на их невиновности, собираются обратиться в Верховный суд России.

Как рассказал адвокат Дока Ицлаев, присяжные ушли в совещательную комнату еще 18 мая, однако вынести в тот же день вердикт не успели. "Они (присяжные), наверное, очень устали, поэтому их отпустили на ночь домой отдохнуть",— отметил адвокат. Вернулись в совещательную комнату присяжные вчера в девять утра и пробыли там еще два с половиной часа. На все восемь вопросов относительно виновности украинцев заседатели ответили утвердительно. Только в отношении Станислава Клыха присяжные сделали оговорку, что он заслуживает снисхождения.

Заседатели (в коллегии были как чеченцы, так и русские), опираясь на материалы, собранные ГСУ СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу, признали подсудимых виновными в том, что, являясь активистами УНА-УНСО, они добровольно вступили в состоящий из украинских националистов отряд "Викинг", а затем отправились в Грозный, где с декабря 1994 года по январь 1995 года принимали участие в столкновениях с федеральными военнослужащими на площади Минутка и возле президентского дворца. По версии следствия, с которой согласились присяжные, в ходе этих столкновений украинцами могли быть убиты не менее 30 военнослужащих, а еще 13 получили ранения различной степени тяжести.

Стоить отметить, что среди участников отряда "Викинг" в уголовном деле называются нынешний лидер запрещенного в РФ "Правого сектора" Дмитрий Ярош, лидер партии "Свобода" Олег Тягныбок и даже бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Уголовные дела в их отношении, как сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, были выделены в отдельное производство.

Адвокаты украинцев убеждены, что присяжные вынесли обвинительный вердикт, потому что не разобрались в деле. Так, по словам господина Ицлаева, присяжные во время процесса даже не вели записи, демонстрировали полное равнодушие к тому, что происходило в зале. "Я по этому поводу однажды даже пожаловался председательствующему на процессе судье, но он отклонил мое замечание, заявив, что не нуждается в подобных подсказках",— посетовал господин Ицлаев. Как считает адвокат, о нежелании присяжных вникнуть в дело можно было судить и по тому факту, что никто из них не мог вспомнить имя хотя бы одного солдата, ставшего, по версии обвинения, жертвой украинцев. "Старшина присяжных зачитывал текст вердикта, спотыкаясь через фразу. Как будто в нем речь шла о чем-то ему незнакомом",— отметил адвокат.

В то же время, по словам другого адвоката Марины Дубровиной, суд не дал возможности предъявить присяжным ряд весомых аргументов, которые убеждали в невиновности украинцев. Так, в своем последнем ходатайстве защита просила продемонстрировать присяжным видеоматериалы из Грозного, сделанные в декабре 1994 — январе 1995 года, в том числе записи из подвала президентского дворца, где боевики под камеру допрашивали пленных военнослужащих. В сюжетах, по словам госпожи Дубровиной, нет изображения подсудимых, они даже нигде не упоминаются. "Опасаясь, что присяжные после просмотра видео скорее поверят защите, чем обвинению, прокурор категорически возражал против демонстрации сюжетов, и судья с ним согласился",— резюмировала адвокат. По ее словам, в ходе разбирательства суд отклонил 12 из 14 заявленных защитой ходатайств.

На основании вердикта суд вынесет обвинительный приговор. По ст. 102 УК РСФСР ("Убийство двух и более лиц"), действовавшего в нашей стране на момент совершения преступления, украинцам грозила высшая мера, однако с учетом того, что на смертную казнь введен мораторий, суд может ограничиться 15 годами. Ст. 209 ("Бандитизм") в качестве максимального наказания также предусматривает 15 лет колонии, но при частичном сложении наказаний суд, скорее всего, назначит украинцам по два десятка лет колонии строгого режима. При этом Станислав Клых, которого присяжные признали заслуживающим снисхождения, может рассчитывать на то, что получит меньше, чем его подельник. Адвокаты собираются обжаловать будущий приговор в Верховном суде России.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3