В роддом как на смерть

В роддом как на смерть
Таких роддомов, как в России, в цивилизованном мире уже не существует.

Два уголовных дела, в которых фигурируют врачи роддомов, расследуют в Петербурге. Одна пациентка умерла из-за неправильно поставленного диагноза, другая месяц жила с простыней в животе.

Широкий общественный резонанс вызвали два уголовных дела, в которых фигурируют врачи петербургских роддомов. "Росбалт" выяснил подробности этих историй, узнал, реально ли привлечь к ответственности врачей и почему в сложившейся ситуации виноваты не только медики, но и чиновники.

Две версии трагедии в роддоме

7 января около 23:00 в родильном доме №16 на Малой Балканской улице умерла 28-летняя беременная петербурженка. По предварительным данным, причиной смерти стал разрыв сосуда селезенки. Следователи проверяют работу врачей. Уже возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Муж погибшей в социальных сетях распространил письмо, в котором рассказал свою версию трагедии. Он подал заявление в комитет по здравоохранению Петербурга, а также обратился в СК с жалобой на действия медиков. Мужчина считает, что сотрудники частной скорой помощи «Приоритет», доставившие его жену в роддом, действовали в высшей степени непрофессионально. Они долго не приезжали на вызов, так как не могли найти нужный адрес на Петроградской стороне. А после обследования пациентке поставили неправильный диагноз - «преждевременные роды». У роженицы не оказалось флюорографии и результата одного анализа. Поэтому врачи не повезли ее в ближайшие к дому СПбГМУ, ВМА, или Роддом №1. Вместо этого женщину в критическом состоянии доставили в дальний шестнадцатый роддом, в итоге на поездку потратили много времени.

«Поведение бригады было непрофессиональным, все у них валилось из рук. Что-то и меня просили подавать, используя соответствующую медицинскую терминологию, что не способствовало спасению моей супруги. По неосторожности врач задела катетер капельницы, не заметив этого, и он выскочил. После моего замечания машину пришлось остановить на 5-8 минут, так как врач не могла катетер вставить в вену, теряли время. При замене капельницы емкость с препаратом упала на супругу, причинив ей сильную боль», - описывает путешествие в Роддом №16 мужчина.

По его словам, неторопливостью в работе и грубостью в общении отличался и персонал стационара. Пациентов в роддоме никто не ждал. Двери больницы долго не открывали. Услуги реанимации женщине оказывали крайне медленно. После того как беременная скончалась, врачи вступили в перепалку из-за того, где именно умерла пациентка - в лифте или в палате. И все это происходило на глазах у мужа.

Врачи, частной "скорой", которые доставили в больницу беременную петербурженку, не видят «умысла» и «халатности» в ее смерти. «Наша главная версия такова, что есть заболевания, которые, к сожалению, заканчиваются фатально. Врачи сделали все возможное, чтобы спасти пациентку», - рассказали в клинике «Приоритет». Назвать какие-либо подробности трагедии в больнице отказались, сославшись на врачебную тайну. В роддоме не стали комментировать ситуацию.

Сказать, что у купчинского роддома №16 идеальная репутация, трудно. Клиенты стационара делятся не самыми хорошими впечатлениями от пребывания в этой больнице. Так, одна из петербурженок рассказала, что ее дочь, появившаяся на свет в «шестнадцатом», чуть не стала инвалидом из-за неправильно перевязанной пуповины. Это произошло в 2011 году. Женщина просила фельдшера отвезти ее в другой роддом, который ближе к дому. Но ее доставили в шестнадцатый, потому что у нее не было флюорографии. «В итоге я - абсолютно здоровая - рожала в инфекционном отделении, где лежали наркоманки и цыганки», - сказала она.

По словам женщины, во время родов пуповину перевязали неправильно, но узнала об этом она, когда ребенку было 4 месяца. «О том, что пупочек перевязали неправильно, я узнала в 4 месяца, когда малышка попала в реанимацию! (в больнице мне сказали, что уже поздно подавать в суд, да и мне как-то не до этого было - постоянно была с дочкой). Из-за того, что в пупке была оставлена дырочка, пошла инфекция, и это хорошо, что попала не в мозг, а в ножку! Поставили диагноз остеомиелит левой малоберцовой кости. Спасибо врачам, которые вовремя все сделали и спасли ножку моей девочки!» - рассказала петербурженка.

По мнению одного из опрошенных «Росбалтом» медицинских экспертов, после трагедии роддом №16 и частная "скорая помощь" начнут выяснять между собой отношения. Больница, естественно, будет винить в смерти "скорую", и будет отчасти права, т. к. именно по вине частников произошла потеря драгоценного времени и мог быть поставлен неправильный предварительный диагноз. В дороге по всем стандартам надо было сделать электрокардиограмму - не сделали.

В то же время нужно учитывать, что смерть наступила на территории роддома, а значит, несладко придется и больнице.

Забытая в животе простынь и уголовное дело

Еще один случай, который расследует СК, произошел в клинике акушерства и гинекологии ПСПбГМУ им. Павлова. Во время кесарева сечения акушеры забыли в животе 34-летней роженицы простыню - так врачи называют марлевые салфетки, которыми во время операции обкладывают брюшную полость. Ребенок родился здоровым. Пациентку выписали в удовлетворительном состоянии. Но через какое-то время женщину стали мучить боли в животе. Через месяц ее доставили в Военно-медицинскую академию, где повторно прооперировали. Простынь из живота доставали в течение пяти часов.

Адвокат пострадавшей Анатолий Громов делает акцент на том, что начался процесс отравления организма пациентки. «Там было 2,5 литра гноя! У меня есть медицинское образование, оно, конечно, не акушерское, но даже я знаю, что применение салфеток при данной операции не требуется», - рассказал адвокат.

В случае с позабытой простыней доказать врачебную ошибку и привлечь к ответственности персонал клиники вполне реально, считают эксперты. Пациенты, у которых есть полис ОМС, также могут обращаться в страховые компании - те инициируют проверку в медучреждениях. Однако все споры будут решаться в суде. Если вина врача будет доказана, то стоит ожидать денежных выплат, а также дисциплинарных взысканий — вплоть до увольнений.

Акушер-гинеколог высшей категории, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии РУДН Ольга Пустотина обращает внимание на другую сторону проблемы. Дело в том, что в России беременными женщинами никто не занимается, кроме акушеров-гинекологов. Это нонсенс. Акушер не должен лечить болезни сердца, селезенки, почек. Для всего этого существуют другие профильные специалисты.

«Таких родильных домов или перинатальных центров, как у нас в стране, в принципе быть не должно. Во всем цивилизованном мире родильные отделения существуют на базе больших многопрофильных больниц. А возьмем даже красивый перинатальный центр, который расположен в каком-нибудь лесочке за городом. А там один гинеколог, один анестезиолог, который может наркоз для проведения операции кесарева сечения сделать, да один неонатолог. И что эти несчастные могут сделать, когда к ним на дежурство поступает женщина с тяжелыми осложнениями? Мы живем в таких условиях. Докторов нельзя выгораживать, но и нельзя огульно обвинять», - уверена Пустотина.

По словам специалиста, в медицине отражаются те же тенденции, что и в стране в целом. Конечно, среди врачей встречаются как профессионалы, так и те, кому вообще нельзя работать в этой сфере. Но когда происходит очередная трагедия, медикам всегда напоминают о клятве Гиппократа. О том, что в государственных роддомах врачам приходится работать в условиях колоссальных нагрузок, все забывают. Бывают случаи, когда в больницах за ночь происходит до 30 родов. Уделить внимание всем непросто. Тем более сейчас, когда в медучреждениях на 30% сократили персонал - в основном медсестер и санитаров. Иногда в больницах на четырех врачей приходится только одна медсестра.

«Просто физически за всем уследить чрезвычайно сложно. От врача требуется четкий ум, предельная концентрация внимания. А акушерство — это особый случай. Здесь верное решение надо принять буквально за несколько секунд. А как врач может его принять, если он на ногах не стоит, а у него одновременно идут несколько родов. Если он все время вынужден отвлекаться, следить за каждым, давать советы и рекомендации», - рассказала Пустотина.

Медицинский адвокат Петр Домбровицкий отметил, что в последнее время количество споров, связанных с врачебными ошибками, значительно увеличилось. Главным образом клиенты судятся с частными клиниками. Чаще всего претензии предъявляют пластическим хирургам и стоматологам. Однако распространены иски к роддомам и перинатальным центрам. Нередко врачи забывают в теле пациента инструменты или тампоны. В этих случаях доказать вину медицинского работника легко - как говорится, факт халатности налицо.

А вот что касается случаев с летальными исходами, то здесь все гораздо сложнее. Адвокаты и следователи не являются медицинскими специалистами. Необходима судебно-медицинская экспертиза, а проводят ее тоже врачи.

«Я не хочу обвинять судмедэкспертов в какой-то предвзятости. Но они же тоже медики. Среди врачей много знакомых. Когда мы добиваемся проведения экспертизы, итог получается из разряда «и вашим, и нашим", - рассуждает Петр Дромбовицкий. - По результатам экспертизы сложно делать выводы о том, виновен врач или нет, совершал он ошибку или не совершал. Дела, связанные с «медицинскими ошибками», самые сложные. Ведь в юриспруденции нет такого понятия «медицинкая ошибка». В юриспруденции все по-другому — есть состав преступления или нет. Ошибаются все - и судьи, и адвокаты, - но вот ошибка медика стоит очень дорого. Речь ведь идет о здоровье человека, о его жизни».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3