«Я держал пистолет возле его уха». Стрелок Гаджиев уточнил свои показания об убийстве ученого

«Я держал пистолет возле его уха». Стрелок Гаджиев уточнил свои показания об убийстве ученого
Ришат Гаджиев

Следующее заседание назначено на 10 декабря, оно начнется в 14 часов.

Сегодня в Кировском суде Екатеринбурга по делу Ришата Гаджиева, обвиняемого в убийстве сотрудника УрО РАН Олега Шепатковского, стороны, вопреки ожиданиям, так и не перешли к прениям. И у прокурора, и у адвокатов появились вопросы к подсудимому после вчерашнего его допроса.

Прокурор Сергей Калмыков пытался поймать Гаджиева на противоречиях, для чего попросил судью зачитать все показания, которые бизнесмен давал во время расследования. «На предварительном следствии вы говорили, что произвели один из выстрелов возле уха погибшего, а в суде заявили, что в сторону людей не стреляли. Как так?» — нажимал гособвинитель.

Однако Гаджиев смог ответить на все вопросы прокурора — даже когда адвокаты шепотом уговаривали его отказаться от ответов. «Сможет — пусть отвечает!» — говорила судья. Стрелок пояснил, что после того, как он оттолкнул Шепатковского, тот упал в сугроб, но встал и обхватил Гаджиева за ноги. Во время выстрела (четвертого по счету — предыдущие были направлены под ноги Кузнецову) голова погибшего впоследствии Шепатковского находилась между колен Гаджиева.

«Я выстрелил, держа пистолет возле его уха сантиметров в 10-15 — думал, может, это его отпугнет, — объяснил стрелок-бизнесмен. — Но я точно не мог попасть ему в голову — для этого надо было отвести руку в сторону, но тогда я попал бы себе по ногам». При этом он признал, что один из выстрелов произошел самопроизвольно — в тот момент, когда его по руке ударил Кузнецов. «Куда он попал, я не видел», — говорил Гаджиев.

Стрелок подтвердил все данные ранее им показания, отметив, что возможные расхождения вызваны тем, что опера и следователи писали протоколы его показаний не так, как он диктовал, а формулировали сами. При этом он заметил, что самые полные показания — те, что он дал в суде.

В ходе заседания не раз возникала перепалка между прокурором и тремя защитниками Гаджиева: они пытались протестовать против вопросов друг друга, а общественник, защитник Мигдаг Гаджиев, несколько раз порывался выступить с речью. Адвокаты также попросили судью зачитать два документа из дела — в том числе постановление следователя о выделении в отдельное производство материалов в связи с кровоподтеками, обнаруженными на ноге погибшего Шепатковского.

Напомним, драка со стрельбой произошла 30 октября 2014 года, а Шепатковский скончался 10 ноября — на 13-й день пребывания в больнице. Согласно судмедэкспертизе, давность кровоподтеков — не более семи дней, то есть получить их пострадавший мог только в больнице. По предположению адвокатов, Шепатковского убил не Гаджиев, а кто-то из больничного персонала — это одна из линий защиты, выработанной ими.

А вот ходатайство о том, чтобы заново посмотреть видео, судья Хамицевич отклонила, хотя об этом настоятельно просили и адвокаты, и сам подсудимый. Дело в том, запись с камер видеонаблюдения (которую публиковало URA.Ru) уже просматривалась на одном предыдущих заседаний, однако в полной тишине — суд не разрешил Гаджиеву комментировать кадры. «Давайте посмотрим еще раз, хотя бы тот эпизод, где голова возле колен», — просил адвокат Зайнула Дарбишухумаев. «Опять будем смотреть то же самое?» — удивилась судья и отказала.

После ряда дополнительных вопросов судебное следствие с третьей попытки все-такие завершили. Однако прения сторон так и не начались: прокурор Калмыков внезапно попросил время подготовиться. «Не менее недели — с учетом вновь открывшихся обстоятельств», — пояснил гособвинитель. «Мы поддерживаем!» — заявил вдруг адвокат Дарбишухумаев. — Просим две недели!" «Ну наконец-то стороны нашли взаимопонимание!» — пошутила судья Хамицевич.

Желание выступить в прениях выразил и сам подсудимый. Следующее заседание назначено на 10 декабря, оно начнется в 14 часов.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3