Золотую вершину миллионера Струкова сгубил криминал  

Золотую вершину миллионера Струкова сгубил криминал
Миллионер Константин Струков был вынужден продать золотодобывающую компанию Фото: Преступная Россия

Забайкальские шахтеры в поселке Вершино-Дарасунский, добывающие золото, бастуют из-за денег. Причем уже второй раз за последние полгода. Почему компания, которая, казалось бы, сидит на золотой жиле, в прямом смысле этого слова, не имеет средств для выплаты зарплаты? Тем более что владелец шахты — челябинский промышленник Константин Струков — долларовый миллионер. После скандала он заявил, что вынужден продать предприятие в 25 раз дешевле, чем покупал, из-за криминала. Звучит более чем интригующе. Что происходит на Дарасунском руднике, выясняла «Преступная Россия».

18 сентября несколько десятков горняков золотодобывающей компании «Дарасунский рудник» объявили голодовку, требуя рассчитаться с задолженностью по зарплате. Несколько сотен человек остались без выходного пособия после того, как владелец компании миллионер Константин Струков решил избавиться от проблемного актива. О причинах продажи он говорит расплывчато: «Не смогли справиться с криминалом». Единственное, что удалось прояснить из этого комментария, — якобы бизнес губит нелегальная добыча золота. 

Наша
справка

По версии журнала Forbes, в рейтинге богатейших бизнесменов России за 2017 год Константин Струков занимает 108 место. Его состояние оценивается в $950 млн. При этом официально, согласно декларации о доходах за 2016 год, Константин Струков заработал 351,9 млн рублей, его жена — 200 тыс. рублей.

Константин Струков

Челябинский промышленник Константин Струков

Какой именно криминал? 

О том, что любой приносящий солидный доход бизнес курирует кто-то из «авторитетных» людей, известно многим. Если кто-то считает, что времена, когда весь бизнес делали при помощи оружия и убийств, остались в 1990-х, то он ошибается. Например, в Забайкалье бизнес по добыче нефрита (да и не только его) в былые времена «крышевал» ставленник Георгия Углавы (Тахи) Ильшат Иванов (Садык). Впрочем, сейчас оба находятся в тюремном заключении, за время которого «авторитет» и влияние обоих поугасли.

Определенную роль играет и отказ государства признать нефрит драгоценным и даже полудрагоценным камнем. Для его промышленной добычи нужна самая простая лицензия, практически как на разработку гравия. С золотом, конечно, все строже, да и масштабы нелегальной деятельности не те. Однако криминалитет замешан в этом нелегальном бизнесе наверняка. Ведь добытое золото нужно куда-то сбывать. Поэтому запреты на частную добычу драгоценного металла не останавливают «черных копателей». 

О том, что в Вершино-Дарасунском поселке люди живут незаконной добычей золота, говорил даже краевой министр образования Анатолий Чумилин. В июне 2015 года после командировки в Тунгокоченский район он потребовал наведения порядка от профильных министерств. 

«Я был в командировке, узнал, что у нас идет незаконная добыча и скупка золота. Я говорю про Вершино-Дарасунский. Люди там довольно успешно создают под землей целые предприятия, методом выщелачивания и другими способами добывают значительное количество золота. Правоохранительные органы закрывают на это глаза. Люди рискуют жизнями, ну и золото же принадлежит государству. Закрыть это мы не можем, поэтому надо поднять вопрос на более высоком уровне», — сказал Чумилин. 

О масштабах творящегося беспредела с незаконной добычей золота рассказал и сенатор от Забайкальского края Степан Жиряков. По его словам, нелегалам помогают и сами сотрудники рудника. «Начиная с машиниста подъемной установки, с работников клетевой, которые за определенную оплату спускали людей в шахты. «Черные копатели» жили там неделями. Я смотрел фото, как они жили, — довольно комфортно размещались в бывших ламповых, оборудовали спальные места, приносили продукты. У них было все оборудование: перфораторы, генераторы, мельницы. Просто так их на себе не затащишь — они явно спускались через клеть. Плюс надо знать, где взять золото. Значит, кто-то их направлял. Тут могли быть задействованы маркшейдер или геолог. У них и ртуть, и кислота были свои — все это кем-то завозилось в поселок и реализовывалось. Где были правоохранительные органы? По мелочам там ловили. А на самом деле золота уходило больше», — сказал Жиряков. 

Степан Жиряков

Сенатор от Забайкальского края Степан Жиряков

Вершино-Дарасунский, можно сказать, живет за счет незаконной добычи золота в заброшенных шахтах. После того как в 2014 году в заброшенной шахте ООО «Дарасунский рудник» погиб «черный копатель», рассмотрев иск прокуратуры, Тунгокоченский районный суд обязал закрыть места проникновения в заброшенные выработки, однако рабочим помешали протестующие жители поселка. В феврале 2015 года судебные приставы вновь попытались исполнить решение суда, на этот раз заручившись поддержкой сотрудников группы быстрого реагирования СООД Управления ФССП России по Забайкальскому краю. За общественным порядком следил отряд ОМОНа. Но и тогда местные жители пытались им помешать — повалили деревья и закопали шипы на пути спецтехники.

Сенатор Жиряков не исключает, что и сами шахтеры Дарасунского рудника занимались индивидуальной добычей золота. Возможно, именно поэтому работникам руководство шахты значительно снизило коэффициенты трудового участия с 1 до 0,3. Это послужило поводом для забастовки на шахте в мае 2017 года. 80 человек отказались подниматься из забоя, требуя пересмотра стимулирующих выплат, а также выплаты заработной платы, которую задержали на тот момент лишь на несколько дней. 

«Так просто это не делается. Можно обвинять руководство, но какое-то основание было», — подчеркнул сенатор. 

Поселок Вершино-Дарасунский

Поселок Вершино-Дарасунский

В поселок срочно съехались чиновники регионального масштаба и принялись разбираться в ситуации. Тогда руководство шахты погасило задолженность и заявило, что готово продать предприятие. 

Заявление выглядело странным на фоне неплохих финансовых показателей. По информации Forbes, в 2016 году предприятие добыло 306 кг золота. Общий объем добычи «Южуралзолота» составил 14,6 тонн золота. По данным «Контур-Фокус», в 2015 году (данных за 2016 год нет) выручка ООО «Дарасунский рудник» составила 677 млн рублей, чистая прибыль — 215,9 млн рублей. 

Наша
справка

В 2016 году в Забайкальском крае добыто более 12 тонн золота, что на 7% больше аналогичного показателя 2015 года. Лидерами по добыче рудного золота стали ОАО «Ново‐Широкинский рудник» (входит в «Руссдрагмет») с результатом более 2 000 кг драгметалла и АО «Рудник Александровский» (входит в Zapadnaya Gold Mining Ltd). ООО «Мангазея Майнинг» в 2016 году добыло более 850 кг на Савкинском месторождении, а ООО «Дарасунский рудник» завершило год с результатом более чем в 300 кг.

Невыплаты зарплат происходили и раньше. В декабре 2014 года прокуратура Забайкальского края потребовала от краевого следственного управления возбудить уголовное дело по факту невыплаты зарплат 150 работникам Дарасунского рудника на общую сумму в 10 миллионов рублей. А в декабре 2015 года в суд было направлено уголовное дело против бывшего генерального директора ООО «Дарасунский рудник» Ивана Стародубцева, которого обвиняли по ч. 2 ст. 145.1 и ч. 1 ст. 145.1 УК РФ (полная и частичная невыплата заработной платы). После сокращения штата в 2013 и 2014 годах гендиректор отказался выплатить заработную плату 222 работникам предприятия. Общая сумма задолженности составила более 6 млн 600 тыс. рублей. При этом, как установила прокуратура, на счетах компании в этот период было достаточно денег для погашения задолженности, но они расходовались генеральным директором на нужды, не связанные с первоочередными выплатами. 

Определенные конфликты с коллективом и задержки заработной платы случаются и на других предприятиях Струкова. Примерно так же в его компаниях относятся и к партнерам — за последний год на АО «ЮГК» подали в суд 19 исков на общую сумму 496 млн рублей. Предприятия Струкова регулярно попадают в сводки Ростехнадзора, который выявляет сотни нарушений соблюдения обязательных требований законодательных, нормативных правовых и нормативных технических документов в области промышленной безопасности и безопасности гидротехнических сооружений. 

Новый собственник 

«Урюмкан» является лидером по добыче золота среди россыпников — 900 кг драгметалла по итогам 2016 года. Несмотря на то, что компания начинала свою деятельность по добыче золота еще в 2000 году в виде артели, разработкой рудного золота она никогда не занималась. Сейчас вся компания находится в залоге у Промсвязьбанка. В 2012 году бывший гендиректор «Урюмкана» Сергей Бербидаев (погиб в авиакатастрофе в октябре 2016 года) решил заниматься помимо россыпного золота еще и рудным. Банк предложил кредит под строительство фабрики и, как только она заработает, Промсвязьбанк становится гарантированным покупателем золота. Учрежденная «Урюмканом» компания «Дархан» в ближайшее время намерена запустить фабрику на Кирченском месторождении. Уже до конца года предприятие должно получить первое золото. О погашении выданного Промсвязьбанком кредита пока речь не идет. Поэтому покупка «убыточного» с точки зрения «ЮГК» рудника в Вершино-Дарасунском выглядит странно. 

Дарасунский рудник

Дарасунский рудник

Первые сообщения о сделке появились сразу после майской забастовки. Сами работники предприятия тогда говорили, что ОАО «Южуралзолото», владеющее Дарасунским рудником еще с 1 июня, начало передачу дел и имущества будущему собственнику предприятия — ООО «Урюмкан». Причем процесс продажи должен был завершиться еще в июне. Уже даже известна стоимость сделки — 1 млн долларов. Дарасунский рудник Константин Струков приобрел в 2007 году у канадской компании Highland Gold за 25 млн долларов. Помимо этого, компания Струкова вложила в этот рудник еще 10 млрд рублей. 

Наша
справка

АО «Южуралзолото Группа Компаний» принадлежит кипрской компании Ugold Limited. Обе зарегистрированы в 2007 году. Руководство компанией осуществляет ООО «Управляющая Компания ЮГК», председатель Константин Струков. Кипрскому офшору также принадлежит 5% управляющей компании.

Накануне стало известно, что бывшее руководство рудника погасило перед горняками все долги по зарплате и голодовка была завершена. Однако судьба рабочих до сих пор не известна. Всего в связи с сокращением в период с 24 июля по 4 августа было уволено 454 человека. Константин Струков сообщил, что его компания больше не имеет никакого отношения к руднику. По его словам, договор купли-продажи был подписан 15 августа. «С 1 сентября мы ушли полностью», — заявил он. 

Первый зампред правительства Забайкальского края Александр Кулаков заявил, что говорить о новой работе для шахтеров Вершино-Дарасунского рано. Официально о завершении сделки до сих пор никто не сообщил. И о найме на работу горняков новый собственник не объявлял. 

В отношении бывшего генерального директора предприятия Юрия Бусыгина заведено дело об административном правонарушении по факту невыплаты долгов по зарплате. А региональная Гострудинспекция направила в суд материалы проверки рудника. Ведомство установило, что компания «Дарасунский рудник» не только нарушала трудовое законодательство, но и не исполнила в срок предписания по устранению нарушений.

В свете этих событий слова Константина Струкова о том, что компанию пришлось продать «из-за криминала», звучат несколько неоднозначно. 

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3