Смертельно опасный свидетель: кто и зачем держит Виктора Шрейдера в стороне от «дела Гамбурга»?

Смертельно опасный свидетель: кто и зачем держит Виктора Шрейдера в стороне от «дела Гамбурга»?
Виктор Шрейдер

Следствие, прокуратура и суд сделали всё возможное, чтобы Виктор Шрейдер был и остался, как жена Юлия Цезаря, – вне подозрений.

Семнадцатого мая на процесс по делу Гамбурга в очередной раз не пришёл Виктор Шрейдер. Бывший градоначальник просто заявил, что находится в Новосибирске и ни о каком суде слыхом не слыхивал.

Удивило это, кажется, только собравшихся «на мэра» журналистов. Прочие участники процесса неявку такого весомого свидетеля попросту проигнорировали. И если в случае с адвокатами это понятно – ранее они сами «решили, что его присутствие на суде нежелательно» – то позиции судьи и прокурора вызывают немало вопросов.

Почему они не настояли на явке Шрейдера? Ведь, насколько известно, депутатский статус бывшего мэра не освобождает его от обязанности давать показания в суде? Нет, все участники процесса: судья, прокурор, адвокаты делали вид, будто мэр Шрейдер, являющийся во времена «чукреевской авантюры» прямым руководителем Гамбурга, здесь как бы ни при чем. Адвокаты искусно убивали время, вызывая в суд вереницы второстепенных и даже третьестепенных свидетелей. И всё это – при молчаливом «участии» судьи и представителя обвинения. Такое ощущение, будто все эти люди, как актеры на сцене театра, играли прописанные кем-то для них роли. И этот КТО-ТО наложил табу на слово «Шрейдер». 

Между тем, на возможную разгадку тайны прозрачно намекает история допроса депутата Сокина. И яркая нелюбовь Гамбурга к простому слову из трёх букв. ОПГ.

Ошибка депутата

На одном из последних заседаний депутат Горсовета Алексей Сокин прямо выступил в защиту Гамбурга. Рассказывал, каких успехов достиг под его управлением департамент имущества, как росли доходы и падал дефицит бюджета. Однако стоило депутату упомянуть о Викторе Шрейдере, «продавливавшем» нужные изменения в ПЗЗ с помощью подконтрольных депутатов, как его тут же резко прервали. У представителя обвинения появилась серьезная зацепка, чтобы и дальше раскручивать тему роли Шрейдера в «чукреевских делах», но он, в который уже раз, просто промолчал.

Сокин, кажется, «посыл» понял верно и в дальнейшем Шрейдера практически не упоминал.

И снова возникло ощущение, что все стороны дела хотят держать Виктора Филипповича как можно дальше от этого судебного процесса. А все потому, что его фигура способна заполнить некое вакантное место, способное перевести уголовное дело совсем в другую «весовую категорию»?

Мозг ОЧГ

Прошлой осенью федеральные СМИ сообщили о том, что Гамбурга подозревают в причастности к организованной преступной группировке. Бывшего начальника депимущества эта новость опечалила настолько, что он прямо из клетки в зале суда рассказал журналистам: всё ложь, ещё в 2011-м был процесс и суд признал, что членом ОПГ Гамбург не был.

Въедливые журналисты раскопали эту старую историю. Оказалось, что пять лет назад Гамбург судился даже не с рядовым гражданином, а с директором Центра по борьбе с коррупцией Татьяной Алексашиной. Женщина имела неосторожность высказаться в эфире на тему принадлежности Гамбурга к ОПГ, за что была привлечена к ответственности и оштрафована. Быстро и незаметно – процесс проходил даже не в Омске, а в одном из районных судов области. Так же оперативно адвокаты Гамбурга действовали и в 2015-м, когда о чём-то подобном написал «Бизнес-курс».

Обвинений в принадлежности к организованной преступности бывший чиновник боится как огня. Оно и понятно: это другая уголовная статья и совсем другие сроки. Здесь уже не отделаешься четырьмя годами, который запросил для обвиняемого Гамбурга, действовавшего как бы в одиночку, прокурор Савин. Тем более что половину срока экс-чиновник «отсидел» во время суда, так что чисто теоретически уже в начале лета может выйти по УДО.

Спору нет, «включение» в дело нового обвиняемого – Виктора Шрейдера – автоматически переводит процесс на тот самый уровень ОПГ. Или, точнее, ОЧГ – организованной чиновничьей группировки. Именно Шрейдер мог бы, как по волшебству, связать пока еще разорванные связи в схеме, описанной журналистами «Бизнес курса» «ОПГ И ОЧГ найдите отличие».

Но, увы, доказательств причастности Виктора Филлиповича к «чукреевской авантюре» нет и не могло быть! Потому что следствие, прокуратора и суд такой задачи перед собой не ставили. Более того, они сделали всё возможное и даже невозможное, чтобы Виктор Шрейдер был и остался, как жена Юлия Цезаря, – вне подозрений.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3