Суд над ОПС Волобуя: сенсационные откровения свидетелей о связях «братков» с силовиками и чиновниками 

Суд над ОПС Волобуя: сенсационные откровения свидетелей о связях «братков» с силовиками и чиновниками
Силовики, «крышевавшие» Волобуя, остаются в тени и на свободе Фото: Преступная Россия

С начала процесса над преступным сообществом Волобуя, проходящего в Курском областном суде, прошло несколько месяцев. Рассмотрение дела идет энергично, председательствующий судья не волокитит процесс, а ведет его в должной мере бойко, назначая заседания с соблюдением баланса прав подсудимых и разумных сроков уголовного судопроизводства. К поведению судьи вопросов у общественности также не возникло, за исключением ряда спорных отклонений ходатайств от подсудимых и их адвокатов.

Сейчас ясно одно — все озвученное в ходе процесса подтверждает информацию источников «Преступной России» в полиции, Следственном комитете и ФСБ. Так, сразу нашел подтверждение тот факт, что к покровительству волобуевской банде имел отношение в прошлом сотрудник ФСБ, ныне федеральный инспектор по Курской области Сергей Подчалимов. Свидетель обвинения, бывший депутат Курского горсобрания Роман Гладких указал на то, что именно Подчалимов сообщал ему о влиятельности и могуществе основателя ОПС Дмитрия Волобуева: 

«Я знал, что Дмитрий влиятельный бизнесмен, имеющий поддержку в правоохранительных органах. Об этом мне говорил Сергей Подчалимов», — сказал Гладких. 

New Project.jpg

Сергей Подчалимов

Наша
справка

7 марта 2017 года в Курске был задержан местный преступный «авторитет» Дмитрий Волобуев. Его заподозрили в организации заказного убийства своего «коллеги по цеху» — еще одного лидера регионального преступного мира Сергея Делюкина по кличке «Диля». Далее Волобуева обвинили в создании ОПС, в которое, по версии следствия, входил вице-мэр Курска, в прошлом начальник УМВД Николай Зайцев. Следом были задержаны сын Николая Зайцева, брат Волобуева и еще несколько человек. Всех их объединила 210-я статья УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем), которая грозит длительным тюремным заключением, вплоть до пожизненного. Круг лиц, благодаря которым преступное сообщество функционировало не один год, на самом деле намного шире.


Другой свидетель также со стороны обвинения подтвердил нашу информацию о том, что вся группировка держалась на лидерских качествах Волобуя, его мощнейшей антисоциальной направленности и умении манипулировать людьми. Владимир Галкин, бывший сотрудник СОБРа, он же в прошлом водитель главаря ОПС, на судебном заседании 14 октября 2019 года сообщил следующее: 

«Волобуев Дмитрий вообще по характеру деспотичный, жадный человек. За период моей работы у него он платил по 25 тыс. рублей, да и то не каждый месяц. Ввиду того, что обещанных денег он мне не платил, а у меня был маленький ребенок, то я решил вернуться на прежнее место работы в Москву. Примерно осенью 2013 года я позвонил своим бывшим коллегам и попросил восстановить меня в должности. При разговоре присутствовал Лифинский. Он и передал Дмитрию Волобуеву мое намерение уйти от него и уехать в Москву. Волобуев воспринял мой поступок как предательство. Спустя какое-то время после этого при встрече в спортзале в присутствии Лифинского, Пахомова, Кожейкина Дмитрий Волобуев стал демонстративно оскорблять меня и говорить, что я – животное, что не имею понятия о мужском братстве и являюсь предателем, так как хочу покинуть их «команду». 

И здесь вопрос не в том, что сказанные свидетелями слова совпадают с данными из наших расследований. Скорее в том, что мы изначально были уверены — в суд придут честные люди и скажут правду. 

Есть, конечно, и примеры обратного характера, но тоже полностью укладывающиеся в логику наших расследований. Один из наших источников ранее рассказывал о том, как складывались отношения Волобуева с семейством местных депутатов — отцом и сыном Сергеем и Максимом Васильевыми. Поведал об обстоятельствах их знакомства и начала плодотворного сотрудничества, а также о том, какую взаимную выгоду из этого извлекали обе стороны. И вот 25 сентября в суд явился действующий депутат Курского горсобрания Максим Васильев и рассказал о своей дружбе с подсудимыми и о том, какие они хорошие и замечательные люди. 

Снимок экрана 2019-10-20 в 12.30.12.png

Максим Васильев

В частности, депутат пояснил, что лично знаком с братьями Волобуевыми, бывшим вице-мэром Курска и экс-главой УВД по Курску Николаем Зайцевым, а также Дмитрием Харламовым (еще один член ОПС Волобуя). Всем он дал крайне положительные характеристики. Николая Зайцева Васильев расхвалил, отметив, «что, являясь вице-мэром, он работал четко и слаженно». Все это тоже неудивительно, поскольку мы полагаем, речь идет о том, как один член преступного сообщества хвалит других, проявляя тем самым корпоративную солидарность к «собратьям по оружию», и, опасаясь того, что в будущем может стать жертвой откровений арестованных «бизнес-партнеров». Хотя, конечно, нельзя не отметить то, что депутат по-своему смелый человек, не побоявшийся протянуть вероятным подельникам руку помощи. В то время как многие из тех, про кого братья Волобуевы и Николай Зайцев могут подробно рассказать и поместить показаниями в места лишения свободы, старательно делают вид, что забыли о существовании Волобуя. 

zatsei_v.jpg

Бывший глава полиции Курска Николай Зайцев

New Project (1).jpg

Николай Зайцев в суде (крайний справа)

Однако все сказанное выше и близко не стоит по накалу и остроте с откровениями еще одного человека, попавшего на судебное заседание буквально чудом и сумевшего рассказать суду то, о чем так долго и старательно пытались умолчать лица, ведущие расследование по делу. Точнее, прокуратура Курской области в лице гособвинителя Дмитрия Шиханова, который пригласил на судебное заседание бизнесмена Александра Никитина — того самого, у которого Дмитрий и Николай Волобуевы, воспользовавшись конфликтом Никитина с его бизнес-партнером Олегом Мухиным, отняли прибыльный бизнес и дорогую недвижимость в центре Курска, переоформив все имущество на себя. Сам Никитин, многократно упоминаемый в материалах «Преступной России» различными источниками, как наиболее экономически «жирная» жертва преступного сообщества на данный момент отбывает наказание по сомнительному обвинению, в создании и «продвижении» которого активно участвовали подсудимые. 

Снимок экрана 2019-10-20 в 12.33.58.png

Александр Никитин 

Смелость прокурора заключается в том, что до того его нижестоящие коллеги из прокуратуры Курска упорно не видели оснований для удовлетворения просьб этого человека, с удивительным упорством «отфутболивая» его жалобы в надзорное ведомство. А органы СКР отказались признать предпринимателя потерпевшим и тем самым поставить под сомнение обоснованность вынесенного ему приговора, который был оглашен судьей Ленинского районного суда Курска Еленой Колесниченко в условиях наличия фактора прямой личной заинтересованности в обвинительном исходе дела. Для прокуратуры областного центра, возглавляемой фигурантом недавнего расследования «Преступной России» Павлом Кирьяком, такое поведение возможно и в порядке вещей.

New Project — копия.jpg

Гособвинитель Дмитрий Шиханов

А вот для Следственного комитета такая выходка, наверное, смотрится странно, если не вспомнить, что одного из следователей по делу  Волобуя, Данилу Гончарова, собственно, и стоящего у истоков уголовного преследования «авторитета», в настоящее время тоже судят по обвинению в получении взятки от убийц курского пограничника. По делу он проходит не один, а в компании с адвокатом Игорем Цибульским и экс-заместителем начальника регионального главка СКР Алексеем Зубаревым. Остается только гадать, какие же еще суммы и подношения успели освоить шустрые подчиненные Александра Бастрыкина, ведь явно же взятка за, по сути, кровь убитого пограничника с учетом цинизма такого мздоимства не могла быть первой в их «послужном списке». Да и один из основных свидетелей по делу — Максим Зайцев — ученик еще одного возможного пособника группировки Волобуя, Сергея Голубниченко, незадолго до поступления дела в суд резко перевелся в следствие ФСБ. При том что, по словам ряда свидетелей, сам имеет к банде Волобуя непосредственное отношение, познакомив Дмитрия Волобуева с Дмитрием Лифинским (киллер банды Волобуева) и тесно общаясь с обоими уголовниками. Тут два варианта: либо Зайцев изначально был человеком ФСБ, внедряемым таким образом в ОПС, либо же налицо факт назначения на должность лица с крайне «темной биографией». 

New Project (4).jpg

New Project (1).jpg

Так или иначе, но стараниями советника юстиции Шиханова предприниматель Александр Никитин попал на судебное заседание и был в деталях допрошен проявившим также удивительную выдержку и корректность судьей Александром Шеваревым. Никитина, конечно, трудно обвинять в излишнем многословии, но от такой откровенности есть и немалая польза. Ведь рассказывающий о том, как бывший соратник при помощи бандитов отбирал его собственность, предприниматель озвучил ряд данных по очень интересным людям, их привычкам и поведению.

New Project (3).jpg

New Project (2).jpg

Несмотря на то, что только с 46 минуты его монолога (изредка прерываемого подсудимым Дмитрием Волобуевым) речь начинает идти непосредственно о Волобуе, немного ранее Никитин сообщил, что в захвате его бизнеса на первых порах участвовал «имеющий очень хорошие связи с полицейскими» директор Курского электроаппаратного завода Андрей Канунников, который, однако, после личной беседы отказался от участия в конфликте. 

Потом Никитин и включившийся в его монолог Дмитрий Волобуев мимоходом раскрывают личность офицера ФСБ Александра Шведюка, упоминаемого в одном из расследований «Преступной России». Последний, как оказалось (со слов Дмитрия Волобуева), курирует по линии спецслужбы местную налоговую инспекцию. И он же, согласно показаниям Никитина, тоже участвовал в разделе комплекса «Шанталь», ранее принадлежавшего осужденному бизнесмену и оказывая тому консультативные услуги. За деньги или нет, свидетель Никитин не уточнил. 

shantal.jpg

Шанталь 

Зато выяснилось, что для Дмитрия Волобуева личность Шведюка тоже не является секретом. И он на 43-й минуте 45-й секунде записи прямо подсказывает сбившемуся выступающему, выдавая реплику: «Контролирует налоговую. Я подскажу тебе!» — чем и наталкивает свою бывшую жертву на дальнейшую мысль. 

Далее по рассказу дается описание, как члены группировки давили на подчиненных Никитину директоров, расставляя в подъездах по адресам проживания «бритоголовый эскорт». Как искали родню номинальных директоров в вузе, расспрашивая про студентку — дочь «объекта обработки». 

50-я минута 45-я секунда повествования сообщает нам о том, как в попытке защититься от давления банды Александр Никитин искал встречи с сотрудником оперативно-разыскной части по борьбе с организованной преступностью. Этого офицера бизнесмен называет Романом Щербаковым и обращает внимание судьи, что после диалога с этим сотрудником МВД тот вызвал для беседы Дмитрия Волобуева и после появления последнего перестал выходить на связь.

И вновь включившийся в повествование Волобуев поправляет свидетеля, указывая на то, что тот неверно назвал фамилию офицера. Содержание показаний Никитина, что интересно, не оспаривает. Но дополнительно поясняет, что беседовал с ним тогда не только Червяков, но и его заместитель Владимир Сумин. Правда, на этом уточнение Волобуева заканчивается, и продолжающий изливать душу Александр Никитин доводит рассказ до того, как после той встречи сотрудник «бандитского» отдела обрывает с ним все контакты, попросив его более не беспокоить. Уточняет, что из-за этого дела милиционера понизили в должности и перевели на иное место службы. 

Здесь следует заметить, что лично Волобуеву такое точно было не под силу. Его влияние в регионе, конечно, было значительным, но и оно имело пределы. Значит в деле «Шанталь» имелись иные, очень сильные игроки, предпочитающие оставаться в тени, но способные оказывать воздействие на события. Исходя из логики повествования, на эту роль, в принципе, идеально подходят бывший начальник УВД по Курску Николай Зайцев и пока оставшийся на свободе Сергей Подчалимов. О нем свидетель говорит на 55-й минуте 12-й секунде аудиозаписи, сообщая перед этим, что о вмешательстве в дело Подчалимова его также предупреждал доброхот Шведюк. 

Снимок экрана 2019-10-20 в 12.58.00.png

Сергей Подчалимов

После того следует пояснение, какие именно угрозы сыпались в адрес жертвы. В числе прочего, как утверждает Никитин, за неуступчивость «волобуевцы» угрожали его изнасиловать. Такое заявление опять вызвало гнев Волобуя, выкрикнувшего фразу: «Что делает тюрьма с людьми ваша честь!!!»  

Далее мы слышим, как Никитин пояснил, что осуществляющий охрану его имущества директор ЧОПа Андрей Дюмин доводит до сведения бизнесмена информацию о том, что высокопоставленный милиционер Николай Зайцев выступает на стороне Волобуева и со своей стороны продолжит оказывать воздействие на бизнес Александра. 

После следует подробное разъяснение, как и почему Никитин «сломался». Каким образом в отношении него велось уголовное дело и как давший свое «честное слово» Дмитрий Волобуев обманул его, пообещав прекратить преследование после переуступки активов и не сдержав слово. 

На взгляд редакции обещание Волобуева было заведомо невыполнимым, потому как любой следователь, прекративший в отношении обвиняемого производство, имея при этом столь сомнительные основания для возбуждения дела, осознавая, возможно, заведомую незаконность всей «конструкции» и преступность собственных действий, рискует поменяться с жертвой произвола местами и быть привлеченным по соответствующим статьям УК РФ. Видимо, со «словом» Волобуева получилось именно так, и он просто не смог oстановить маховик репрессивной машины. 

Подытоживая новую информацию о деле по ОПС Волобуя, хочется вставить в эпилог реплику одного из сотрудников областной прокуратуры, который сказал, что – «все то, что изложил Никитин, само по себе очень трагично. И дает наглядную картину сращивания в регионе чиновников и криминалитетом. Но даже эти данные не могут претендовать на сколь-нибудь серьезную полноту. «За кадром» останется много тех, кто уклоняется от вызова в суд и кто в силу своего статуса практически не может быть подвергнут приводу. Кто ускользнул от Фемиды. В отношении кого у обвинения связаны руки. И практически все из этого круга — чиновники высшего звена органов СК, МВД, ФСБ, прокуратуры и администрации, что имели от деятельности банды свой кусок. «Неприкасаемый» контингент. Их никто и никогда не сдаст. А потому дело Дмитрия Волобуева и его подручных даже после приговора останется незавершенным и будет «пахнуть» людской болью, страданиями, с одной стороны, и человеческой жадностью и подлостью — с другой. А жаль. Общество с удовольствием увидело бы на скамье подсудимых еще немало заслуживших там оказаться лиц. Но нельзя. Запрещено. Такое событие, а особенно имена новых фигурантов, может полностью подорвать авторитет органов власти региона». 

Аудио


Аудиозапись показаний свидетелей по делу ОПС Волобуя

Документы

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3