Сто миллионов для опера — как полиция с чеченской мафией разводит бизнесменов

Сто миллионов для опера — как полиция с чеченской мафией разводит бизнесменов
Фото: ПАСМИ

Интервью предпринимателя о рейдерстве и вымогательстве с участием сотрудников МВД.

Загадка, как московский оперативник УЭБиПК с зарплатой 60 тысяч обзавелся имуществом на миллион долларов, начала разрешаться. В редакцию ПАСМИ обратился предприниматель, который рассказал о попытке уроженцев Чечни отжать у него 100 миллионов рублей. Оказалось, что полицейские опера и следователи играют в этом процессе ключевую роль. Об угрозах, вымогательстве, незаконном уголовном преследовании — в интервью бизнесмена. 

3 октября ПАСМИ опубликовало расследование о роскошном особняке в ближайшем Подмосковье, который принадлежит оперативному сотруднику УЭБиПК ГУВД Москвы Алексею Брянцеву. Мы подсчитали, что для покупки всей имеющейся у полицейского недвижимости стоимостью порядка миллиона долларов, ему бы пришлось бы копить зарплату больше полувека и жить впроголодь. Но вскоре пришел ответ на вопрос, откуда у майора могут появиться такие деньги. Ситуацию в письме в рубрику «Сообщить о коррупции» прояснил один из владельцев брокерского бизнеса Александр Смирнов. Бизнесмен стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве, а Брянцев занимается оперативным сопровождением этого дела. Александр Смирнов назвал это дело заказным и рассказал в интервью ПАСМИ о явных нарушениях закона со стороны оперативника. 

Подозрительный партнер 

«В сфере торговли на финансовых рынках, я работаю с 2010 года, а в 2014 начал вести собственный бизнес. Это был российский центр поддержки клиентов брокера — фирма ООО «СТФ», которая предоставляла частным инвесторам — физлицам — доступ на международный валютный рынок Форекс.

К 2015 году в состав учредителей ООО «СТФ» входило четыре человека, из которых инвестировали в компанию только двое — я и Эдуард Керевичюс. Именно он позже сыграл роковую для нашего бизнеса роль. 

В 2016 году правила брокерской деятельности в России стали меняться, эта сфера переходила под контроль Центрального банка РФ, поэтому нам было необходимо получить лицензию. Для этих целей мы открыли новую компанию — «Инфинит Маркетс», перечислили 100 млн рублей в качестве уставного капитала (таковы были требования регулятора) и занялись процессом подготовки документов. 

На период оформления лицензии интересы компании «Инфинит Маркетс» мы поручили представлять Керевичюсу. Он получил право управлять акциями и деньгами компании, но только с согласия других учредителей. 

Первые претензии к Эдуарду появились в начале января 2018 года. К нам на работу пришел новый сотрудник, который рассказал, что Керевичюс параллельно создал другую брокерскую компанию. Мы начали свое расследование и выявили, что наш партнер вел параллельный бизнес уже полгода, и его новая компания собрала много негативных отзывов в интернете. 

Это нас насторожило: Керевичюс выступал как наш представитель в ЦБ, и у нас могли возникнуть проблемы с получением лицензии. Мы предложили Эдуарду выйти из бизнеса, были готовы выкупить его долю, которая на тот момент составляла 20% акций. Но в цене сойтись не удалось: Керевичюс запросил $2 млн, наша же оценка была в десять раз ниже. 

В итоге он отказался от сделки и на некоторое время пропал. А сроки получения лицензии поджимали: на представителя компании должен был выйти ЦБ. Я уверен, что Керевичюс тоже это понимал и играл со временем и нашими нервами. Появился Эдуард к концу января с неожиданным сообщением: якобы против нас будет возбуждено уголовное дело, и проблема касается всех, в том числе, и его самого. 

Переговоры по-чеченски

Обсудить, как выходить из этой ситуации, а заодно вернуться к вопросу раздела бизнеса Керевичюс предложил в ресторане «Чайхона». На встречу он пришел вместе с группой из 6-7 чеченцев, возглавляемой Артуром Бачиевым. 

Надо сказать, что с Бачиевым я сталкивался в июле 2017 года. Тогда нам один контрагент задолжал 30 тыс. евро и не отдавал, а Керевичюс предложил взять с собой на встречу его знакомого — Артура Бачиева. И с первой же секунды у меня возникло отвращение к этому человеку: Артур вел себя неадекватно, угрожал должнику. Я после этой встречи позвонил Эдуарду и сказал, что такие силовые способы выбивания денег мне неинтересны. 

Возвращаемся снова в январь 2018 года. Чеченцы сидели на встрече с пистолетами в кобурах. Бачиев заявил мне, что Керевичюс их партнер, и что мы должны отдать ему за выход из нашего бизнеса $500 тыс. Я согласился, чтобы избавиться от лишних проблем, хотя цена была явно завышена. 

Мы договорились, что юрист подготовит документы в течение двух недель, но на этом разговор не закончился. Бачиев заявил, что на меня и моих партнеров будет заведено уголовное дело, но он готов решить вопрос за 1,5 млн долларов. Я сказал, что мы платить не будем, потому что ничего незаконного не совершали. Далее в ход пошли угрозы, но разговор ничем не закончился. 

Еще одна встреча с Бачиевым состоялась 14 февраля. Я взял с собой диктофон и записывал весь разговор (запись есть у редакции ПАСМИ). Артур Бачиев снова угрожал и требовал деньги. На этот раз дошло до применения силы — меня ударил один из охранников Бачиева.

Вся эта компания постоянно бравировала, бросая фразы «мы ментов не боимся», «мы работаем на правительство». Кстати, я не раз был свидетелем того, как Бачиев показывал на улице какую-то корочку полицейским, когда они к нему подходили по каким-то причинам, после чего вопросов к нему ни у кого не оставалось. 

Первый транш Керевичюсу за выход из бизнеса — $125 тыс. из 500 — я передал 17 февраля, когда были, наконец, подготовлены документы. На этой встрече присутствовал и Бачиев. После этого Киревичюс пропал — получилось, что деньги он взял, а из бизнеса не вышел. Мы звонили ему, звонили Бачиеву, просили завершить сделку, но нас кормили обещаниями. Так продолжалось до конца марта 2018 года. 

Сотка для опера

22 марта нам позвонили из банка ВТБ, сказали, что пришли неизвестные люди и принесли документы о смене генерального директора в компании «Инфинит Маркетс». Наши сотрудники приехали в банк и обнаружили там Керевичюса и Бачиева с его бригадой. Они оформили документы на нового директора фирмы — некоего Николая Чумакова, который сейчас арестован. В банке эти люди требовали срочно предоставить им доступ к деньгам. Напомню, на счету компании находилось более 100 млн рублей. Однако, у сотрудников банка возникли подозрения, и поэтому они позвонили нам. 

В итоге, сотрудники ВТБ, которым, кстати, угрожал Бачиев, попросту заблокировали счет «Инфинит Маркетс», пока ситуация не прояснится. А еще через месяц стало ясно, что эта история по-хорошему не закончится. 

11 апреля 2018 года, когда я вылетал в Минск по делам, меня прямо из самолета забрала транспортная полиция. В наручниках меня завели в дежурную часть в аэропорту, где сидели подполковник Пятибратов из ГУЭБиПК и майор Алексей Брянцев из московского УЭБ. 

Брянцев меня сфотографировал и отправил это фото кому-то через WhatsApp. Потом мы сели в БМВ и поехали в главное следственное управление ГУ МВД по Москве. По дороге Брянцев сказал, что мне сидеть лет 20, и обронил такую фразу: «С литовцем ты сам решай вопрос, а сотку мы заберем». Литовец — это кличка Керевичюса, а сотка — деньги со счета «Инфинит Маркетс», но я сделал вид, что не понимаю, о чем идет речь. 

В этот же день состоялся допрос, и я узнал, что меня обвиняют в мошенничестве по 159 статье УК РФ. В итоге меня задержали, а потом Тверской суд отправил меня в СИЗО. 

«Бутырка» на связи

По арестом я провел пять месяцев. Я оказался в «Бутырке» — СИЗО № 2. И уже 18 апреля в 2 часа ночи мне неожиданно передали телефон. Звонил Бачиев. Он сказал, что надо было поступить, как он говорил, и добавил: «Давай, ты 25 млн рублей передаешь и в понедельник выйдешь из СИЗО. И мы садимся и обсуждаем, как мы дальше будем развивать наш совместный бизнес». 

Хочу отметить что он не имел никакого отношения к нашему бизнесу. Также Артур говорил, что нам все равно в России никто не даст развивать этот бизнес, а с их поддержкой у нас не будет никаких проблем. Я отказался от его предложения. Разговор происходил по громкой связи, его слышали все мои сокамерники и могут подтвердить. 

А в сентябре 2018 года по моему ходатайству Мосгорсуд изменил мне меру пресечения на залог, и я вышел из СИЗО. 

Обыск с решалой 

Здесь, наверное, стоит упомянуть главное доказательство связи майора Брянцева с Бачиевым и Керевичюсом. 14 апреля, спустя несколько дней после моего ареста, оперативники проводили обыск в офисе компании в бизнес-центре «Омега-Плаза» с изъятием техники и документации. И среди полицейских находился Артур Бачиев (позже его опознали по фотографии все сотрудники, которые в этот день находились в офисе). 

То есть человек, который сначала вымогал у меня 1,5 млн долларов за невозбуждение уголовного дела, осуществил рейдерский захват на 100 млн рублей, звонил в СИЗО и требовал 25 млн рублей за освобождение, находился на обыске и вел себя как сотрудник полиции. И это еще не все. После обыска Бачиев посадил в свою черную тонированную «Тойота Камри» (с «мигалкой» и номерами АМР) наших сотрудников и повез их в ГСУ. А майор Брянцев и другие оперативники ехали позади. Сам Бачиев потом в ГСУ не поднимался, передав сотрудников в руки оперативников. Куда при этом делась изъятая техника, неизвестно. Вопрос — кто этот Бачиев и чем он занимается? 

Рисковые потерпевшие 

Что касается обвинения, то заявление в полицию якобы по собственной инициативе написали несколько потерпевших — среди которых, например, Светлана Денисенко, которая со мной вообще не знакома. Да, она являлась нашим клиентом. Но суть в том, что она, как и все другие клиенты, торговала на валютном рынке самостоятельно. При этом Денисенко получала прибыль, но не выводила ее, а продолжала далее рисковать своими средствами и заключать новые сделки. 

У нас есть запись телефонного разговора Денисенко со службой поддержки, из которой понятно, что клиент совершает торговые операции самостоятельно и полностью отдает отчет своим действиям. Более того, данные по каждому клиенту сохраняются в его истории торговли, по которой можно проследить, какие сделки совершал человек, с какого устройства и какие суммы он выводил. 

Финансовые рынки — это всегда риск, который клиент берет на себя и о котором клиент всегда уведомляется. Серьезные брокерские компании, как наша, а их в мире около 12 тысяч, не гарантируют прибыль, мы гарантируем только доступ к финансовому рынку. У каждого клиента есть его личный кабинет, и в нем можно снять или перевести деньги. Если пользователю что-то не нравится, в любой момент он может оформить заявку и в течение часа вывести свои деньги.

Но в данном случае следствие считает, что клиент отправил свои деньги компании, а ему начислили какие-то «фантики», и в этом есть суть мошенничества. Но мошенничества здесь нет, потому что клиент сам распоряжается деньгами, и может остаться в плюсе, в минусе, или в любой момент вывести свои деньги. 

На сегодняшний день следствие отыскало около 50 потерпевших — это аналогичные Денисенко клиенты, которые та, вероятно, захотели вернуть собственноручно потерянные депозиты. Я думаю, что опера с ними поработали и просто сказали: «Давайте вы заявление напишете? А мы вам деньги вернем!». Понятно, что вернуть потерянные на рынке средства вряд ли возможно, но клиент будет рад поверить всему.

Защищаясь, мы предоставили следствию данные других 400 клиентов — тех, которые зарабатывали, торгуя на этой же платформе и имея такие же условия, получили прибыль и ничего не потеряли. Мы предложили их опросить их на факт мошенничества с нашей стороны. Следствие отказывало даже в этом, но мы обжаловали это незаконное решение в прокуратуре. 

А всего услугами нашей компании за время ее работы пользовалось более 20 тыс. клиентов из 15 стран. России. И если бы имело место мошенничество, то компания не могла бы открыто существовать более пяти лет. Мы объясняем это следствию, но нас не хотят слышать. 

Ответный удар 

После того, как я вышел из СИЗО, мы с моими адвокатами разработали стратегию защиты и написали заявление о рейдерском захвате компании «Инфинит Маркетс» в следственное управление СКР по СЗАО города Москвы. Разбираться с этим составом может только СК, полномочий у МВД здесь нет, и это, как мне кажется, нас спасло.

Следствие возбудило уголовное дело о мошенничестве в отношении Керевичюса по нескольким эпизодам, среди которых $125 тыс., которые он забрал, не выполнив условия договора. Также ему вменяют незаконную смену директора компании, отчуждение долей других учредителей и фальсификацию документов. 

На очной ставке Керевичюс подтвердил факт передачи денег и неисполнение со своей стороны обязательств, но он не признает это преступлением. 

В апреле Керевичюса арестовали, и сейчас он находится в СИЗО. Местонахождение Бачиева мне неизвестно, но думаю, что у Следственного комитета к нему есть вопросы по событиям вокруг меня и моих партнеров. Дело в том, что в ходе очной ставки Керевичюс сообщил, что действовал совместно с Бачиевым. Поэтому Бачиев, по моему мнению, и давит на нас через свои связи в МВД, о которых он упоминал в ходе личных встреч в начале 2018 года. 

Давление осуществляется через наше уголовное дело. 25 сентября у меня дома был проведен очередной обыск, после которого меня доставили в 10-й отдел ГСУ московского управления МВД. Там следователь Людмила Ермакова предъявила мне, предпринимателю, обвинение уже по ст. 210 УК РФ — «Организация преступного сообщества». 

Обвиняются все учредители нашей компании, кроме Керевичюса. Он идет как свидетель. На мои вопросы, почему его нет среди обвиняемых, никто не может ответить. 

После предъявления обвинения прошел допрос. Хочу заметить, что я пытался дать развернутые показания, чтобы доказать свою невиновность, однако следователь Ермакова не хотела меня слушать, не записывала мои слова и в итоге прервала допрос, чтобы вручить мне уведомление о необходимости явки через 45 минут в Тверской суд для изменения меры пресечения с залога на заключение под стражу. 

Доставить в суд меня должен был майор Брянцев — приводом, в наручниках, но в постановлении о приводе были допущены ошибки, и мы с адвокатами сами доехали до суда.

Все это говорит о явном давлении и мести со стороны заказчиков нашего уголовного дела — Керевичюса и Бачиева. Однако, выйдя с ходатайством об изменении меры пресечения, следователь не представила суду веских оснований. У Ермаковой не было ни одного факта нарушений с моей стороны, и в итоге судья Александр Меркулов не удовлетворил ходатайство о моем аресте. 

Угрозы и потери 

Хочу также сообщить, что майор Брянцев при допросах наших сотрудников просил их дать на меня “левые” показания под его диктовку. Еще он угрожал, что выселит из квартиры мою семью — жену и двоих несовершеннолетних детей, и они пойдут по миру, а я сяду на пожизненное. Я считаю, что такие слова и статус сотрудника правоохранительных органов несовместимы. 

Кстати, в декабре 2018 года был арестован непосредственный руководитель майора Брянцева, начальник 12-го отдела 4-й оперативно-разыскной части УЭБиПК Евгений Кашматов. Из открытых источников мне стало известно, что его обвинили во взятке в размере 15 млн рублей. Следствие утверждает, что оперативник Кашматов и в составе организованной группы вымогал деньги у предпринимателя, а поймали его после передачи требуемой суммы. Не исключаю тот факт, что его непосредственный подчиненный действовал по отработанной схеме своего начальника. 

Нами был создан бизнес, мы хотели работать легально в правовом поле, платить налоги и создавать новые рабочие места. До моего ареста у нас было 26 офисов в пяти странах. У нас было несколько международных лицензий, а в наших отделениях работали около 300 человек. Мне и моим партнерам исковеркали жизнь только из-за того, что мы отказались платить деньги за невозбуждение уголовного дела, хотя, как мы с вами понимаем, этим бы выплаты не закончились. Заниматься каким-либо бизнесом в России желания у нас больше нет, благодаря УЭБиПК, ГУЭБиПК и ГСУ МВД. 

Я рассчитываю, что после публикации в ПАСМИ моего интервью руководство МВД, прокуратура или ФСБ проведут служебную проверку деятельности майора Брянцева и зададут ему вопросы про взаимосвязь с Бачиевым, а также о тех средствах, на которые оперуполномоченный купил себе особняк».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3