Рейдеры заставили навсегда замолчать управляющего «Коксовой-2» на Кузбассе? 

Рейдеры заставили навсегда замолчать управляющего «Коксовой-2» на Кузбассе?
Родственники пропавшего уверены: только московские следователи, независимые от местных властей, могут раскрыть дело об исчезновении Евгения Лазаревича Фото: Преступная Россия

Сестра Евгения Лазаревича, бывшего конкурсного управляющего кемеровской шахты «Коксовая-2», обратилась к председателю СКР Александру Бастрыкину с просьбой — забрать в центральный аппарат ведомства дело ее брата, бесследно исчезнувшего два года назад. Анна Лазаревич считает, что ее брат стал жертвой рейдеров, среди которых были и некоторые из обвиняемых по делу о захвате разреза «Инской». «Преступная Россия» решила разобраться, на кого мог дать показания управляющий шахтой, и кто из причастных к ситуации вокруг «Коксовой-2» и сегодня остается на свободе.

История со сменой собственника кемеровской угольной шахты «Коксовая-2» берет начало в 2012 году. По словам инженеров шахты, она всегда отличалась от остальных шахт Прокопьевска «тщательными подходами» к промышленной безопасности. Однако шесть лет назад по неизвестной причине начала вызывать «нездоровый интерес» у местного отдела Ростехнадзора. В 2012 году надзорное ведомство заблокировало работу шахты, поставлявшей уголь на крупнейшие металлургические заводы региона, в общей сложности на 171 день. Вынужденные простои привели «Коксовую-2» к финансовому краху. 

В июле 2012 года была инициирована процедура банкротства шахты. В декабре решением Арбитражного суда по Кемеровской области на «Коксовой-2» было введено внешнее управление. Конкурсным управляющим был назначен Евгений Лазаревич. Нужный опыт у него был: ранее кандидата наук более 20 раз назначали на аналогичные должности при закрытии других кемеровских шахт. Ежемесячное вознаграждение конкурсному управляющему суд установил в размере 30 тысяч рублей. 

шахта3.jpg

Угольная шахта «Коксовая-2»

В декабре 2012 года Лазаревич подготовил, а кредиторы «Коксовой-2» утвердили план мероприятий, предусматривающий продолжение производственно-хозяйственной деятельности. Однако Ростехнадзор не утвердил план развития горных работ: по мнению надзорного ведомства, на шахте отсутствовали нужные системы безопасности. Руководство «Коксовой-2» пыталось оспорить решение в суде, но Центральный районный суд Прокопьевска запретил спуск в шахту и добычу угля. Возможности работать и зарабатывать лишились полторы тысячи шахтеров. 

шахта4.jpg

Угольная шахта «Коксовая-2»

Вскоре ситуация осложнилась еще больше: по неизвестной причине в 2013 году на «Коксовой-2» вновь начался эндогенный (внутренний) пожар. Впервые он возник из-за самовозгорания угля еще в 1973 году, и его пришлось тушить до октября 1990 года. Когда пламя почему-то вспыхнуло вновь, Лазаревич и генеральный директор «Коксовой-2» Андрей Греков сумели найти выход из ситуации, казавшейся безвыходной. Они заключили договор на разработку проекта по ликвидации пожара с «СибПроектГрупп». Специалисты предложили извлекать уголь из очагов возгорания, а затем засыпать их негорючими породами. Разработанный план дал шахте шанс на выживание: извлеченный уголь стали продавать, а полученную прибыль направляли на выплату заработной платы и консервацию шахты. Так Лазаревичу удалось вернуть долги по зарплатам и социальным выплатам 1360 сотрудникам, а затем цивилизованно сократить их, выплатив все причитавшиеся компенсации. «Непомерными усилиями конкурсного управляющего удалось избежать социального взрыва и соблюсти социальные гарантии, положенные увольняемым, предусмотренные трудовым законодательством, отраслевым тарифным соглашением и коллективным договором», — прокомментировал действия Лазаревича председатель профкома шахты Игорь Иванов.

шахта2.jpg

Угольная шахта «Коксовая-2»

За первый год конкурсного производства работникам шахты было выплачено 249,5 млн рублей заработной платы и выходных пособий. Основная часть суммы была получена за счет продажи угля, попутно извлеченного из очагов нагревания горной массы. Еще около 160 шахтеров продолжали работать: они тушили пожар и откачивали воду из горных выработок. 

шахта1.jpg

Угольная шахта «Коксовая-2»

Ситуация на «Коксовой-2» нормализовалась, и тогда под ударом оказался владелец шахты — московский предприниматель Борис Якубук. Ему принадлежало ООО «Зенковское шахтоуправление», в которое входило несколько угольных шахт и углеобогатительная фабрика в Прокопьевске. Рейдеры действовали по той же схеме, что и при захвате разреза «Инской» Антона Цыганкова. В апреле 2013 года управление СКР по Кемеровской области возбудило в отношении Якубука уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Поводом стала невыплата заработной платы. Подозреваемый был задержан в столице и доставлен в Кемеровскую область. Отдельно подчеркивалось, что дело возбуждено по обращению губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. А сам глава региона с гордостью заявлял, что «задержание Якубука должно стать примером для недобросовестных собственников». 

тулеев.jpg

Аман Тулеев

Из следственного изолятора в Кемеровской области Якубук вышел только через два месяца, в конце июня. Чтобы получить свободу, ему пришлось подписать документы о продаже своих активов. В июле права на шахту «Зенковская» перешли к МБУ «Управление по делам гражданской обороны и ЧС города Прокопьевска» под руководством депутата областного совета Петра Яцухно. Директором шахты был назначен другой депутат — заместитель председателя территориального профсоюза угольщиков Анатолий Рыжков. ООО «Обогатительная фабрика «Коксовая» перешло к новокузнецкому ЗАО «ТопПром». Добившись требуемого результата, рейдеры остановили уголовное преследование: в 2014 году дело в отношении Якубука было прекращено, но не по реабилитирующим обстоятельствам. 

Взять под контроль шахту «Зенковская» оказалось достаточно легко. Но на «Коксовой» рейдерам противостояли сразу два неудобных человека — Лазаревич и Греков. Для начала с конкурсным управляющим попробовали договориться. По рассказам источников, вести переговоры с Лазаревичем поручили юристу Тимуру Франку. Он не раз успешно представлял интересы местного угольного олигарха Александра Щукина, пользуясь поддержкой своего родственника — на тот момент заместителя начальника ГУВД Кемеровской области по экономической безопасности Алексея Иванова. Вскоре Иванов станет вице-губернатором, а потом окажется вместе с Щукиным под арестом за вымогательство акций «Инского». Еще одним влиятельным покровителем Франка был вице-губернатор Кемеровской области Максим Макин, которого считали преемником Амана Тулеева. 

франк.jpg

Тимур Франк (второй справа)

мактн.jpg

вице-губернатор Кемеровской области Максим Макин

Франк объявил Лазаревичу: «Коксовую-2» намерен заполучить в свою угольную империю Щукин. Поэтому у конкурсного управляющего всего два варианта: либо помогать олигарху, либо отправиться в тюрьму. Лазаревич отказался, и тогда ему начали угрожать и силовики, и высокопоставленные чиновники из администрации Кемеровской области. По мнению источников, шантажировать Лазаревича могли руководитель СУ СК России по Кемеровской области Сергей Калинкин, начальник СЧ ГУ МВД России по Кемеровской области Владимир Шепель, первый заместитель начальника ГУ МВД России по Кемеровской области Виктор Кутылкин, бывший сотрудник УБЭП ГУВД по Кемеровской области Андрей Леонтьев и связанные с ними представители криминалитета. Со стороны администрации региона участие в шантаже могли принимать вице-губернаторы Кемеровской области Андрей Гаммершмидт и Алексей Иванов. 

Андреи Гаммершмидт.jpg

Андрей Гаммершмидт

Информацию о регулярных угрозах, поступавших в адрес Лазаревича, подтвердила в своем обращении к Бастрыкину и сестра конкурсного управляющего. По словам Анны Лазаревич, управляющий рассказывал родственникам: все его собеседники — и чиновники, и силовики, и представители местного криминалитета — якобы недвусмысленно давали понять, что действуют в интересах Щукина. 

shukin-_1_.jpg

Кузбасский олигарх Александр Щукин

Лазаревич не сдавался, и тогда ему создали новые проблемы. В августе 2013 года местный Ростехнадзор выдал еще одно предписание: незамедлительно вывести всех людей из водоотливных камер. Надзорное ведомство ссылалось на угрозу жизни шахтеров. Насосы пришлось остановить, и подземные выработки начало затапливать. К августу все электрическое оборудование было полностью уничтожено водой. Ситуация стала критической. Затопление грунтовыми водами и самой «Коксовой-2», и связанных с нею шахт стало угрожать всему Прокопьевску: под землю могла уйти большая часть города. А продолжающийся эндогенный пожар создавал опасность взрыва метана. В октябре 2013 года на шахте пришлось объявить режим ЧС техногенного характера. 

22.jpg

Евгений Лазаревич

Результат был ожидаем: Кузбасснедра приостановило лицензию «Коксовой-2» на угледобычу. И сразу после этого на шахту пришли силовики — якобы для проверки информации, что на «Коксовой-2» незаконно добывают уголь. «17 декабря 2013 года сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Кемеровской области провели оперативно-разыскные мероприятия на территории горного отвода шахты «Коксовая-2», усмотрев в способе тушения пожара № 611 незаконную добычу каменного угля открытым способом», — рассказал журналистам главный механик шахты Александр Лоран. А 23 декабря правоохранители вернулись и вывезли со склада все запасы каменного угля, добытого по программе тушения пожара. Объяснять, на каком основании они так действуют, силовики не стали. По словам Андрея Грекова, «никто никакого документа мне как директору не дал, и я кругом сделал официальные запросы, почему с шахты вывезли уголь». 

Руководство шахты планировало продать вывезенный уголь, чтобы заплатить декабрьскую зарплату сотрудникам. Силовики лишили предприятие запасов угля на 17 млн рублей и шанса расплатиться с шахтерами. Лазаревич просил городской и областной бюджеты дать «Коксовой-2» ссуду на погашение долга, однако ему отказались пойти навстречу.

Режим ЧС и долги по зарплате стали основанием для отстранения неудобного руководителя. Глава Прокопьевского отдела Ростехнадзора Сергей Слепцов инициировал дело о дисквалификации Лазаревича, и в декабре 2013-го мировой суд временно отстранил конкурсного управляющего на год. Решение было обжаловано, однако рассмотрение апелляции пришлось отложить из-за состояния здоровья Лазаревича — ему пришлось сделать две полостные операции. 

слепцов.jpg

Глава Прокопьевского отдела Ростехнадзора Сергей Слепцов

В январе 2014 года Лазаревич все еще находился в стационаре. И в этот момент в отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Лазаревича объявили «черным копателем» и обвинили в незаконной добыче угля и причинении государству ущерба в размере 19 млн рублей. Управляющему грозило до 5 лет лишения свободы. Силовики пришли в больницу Искитима, где больной лежал под капельницей и под наркозом. Проигнорировав возражения врачей, что нельзя транспортировать пациента в таком состоянии, Лазаревича перевезли в больницу Кемерово. 

Дальнейшие события адвокаты Лазаревича описывают так: «В 6:00 утра 01.02.2014 года к Евгению Лазаревичу в палату пришли юристы Щукина — Тимур Франк и Иван Поворознюк, а также нотариус г. Кемерово Тарасов С.В. Данные лица потребовали от Лазаревича выдать доверенность на Поворознюка на созыв внеочередного собрания кредиторов с целью избрания нового конкурсного управляющего». По словам Анны Лазаревич, с ее брата требовали не только доверенность, но и заявление об увольнении с должности управляющего. «Получив категорический отказ, данная группа высказала угрозу, что тогда из условий больницы Лазаревич отправится в тюрьму. После этого Лазаревич был помещен в ИВС г. Прокопьевска, при том что такая мера пресечения, как содержание под стражей подозреваемого по ст. 171 УК РФ, в принципе не предусмотрена законом», — рассказали адвокаты.

Лазаревич не сдавался, и тогда ему пригрозили еще одним уголовным делом. Причем действовали рейдеры при поддержке на самом высоком уровне: в феврале 2014 года Аман Тулеев призвал правоохранительные органы разобраться с задержками зарплат на шахте «Коксовая-2». Губернатор попросил привлечь конкурсного управляющего к уголовной ответственности и заявил, что, в отличие от рабочих, тот получает заработную плату вовремя. «По мнению финансистов, не исключено, что Лазаревич имеет так любимый многими топ-менеджерами «золотой парашют», — рассказали журналистам в пресс-службе администрации Кемеровской области. 

тулеев.jpg

Аман Тулеев

Затем к травле подключился мэр Прокопьевска Валерий Гаранин. Глава города открыто заявил: и Греков, и Лазаревич не спасают предприятие, а лишь набивают себе карманы, получая зарплаты в десятки раз выше, чем рабочие шахты, — «и за 200, и за 300 тысяч рублей». Поэтому «придется устранить» недобросовестных руководителей, как ранее правоохранительным органам пришлось задерживать и устранять от управления угольными предприятиями Якубука. «Все силовики занимаются этим вопросом, поэтому закономерный финиш по этим руководителям — ими займутся те, кто должен заниматься», — резюмировал Гаранин в интервью местному телеканалу. 

прокопьевск.jpg

Бывший мэр Прокопьевска Валерий Гаранин

После выступления Гаранина адвокаты Лазаревича и Грекова направили в администрацию Прокопьевска требование опровергнуть информацию об огромных зарплатах руководства «Коксовой-2». Защитники напомнили, что вознаграждение конкурсному управляющему устанавливает арбитражный суд и Лазаревич получает за свою работу всего 30 тысяч рублей. Однако в мэрии документ попросту проигнорировали. 

Пока Лазаревич оставался в изоляторе, генеральному директору Грекову пришлось противостоять давлению рейдеров в одиночку. 27 февраля шахту попытались захватить силой. «Арбитражные управляющие Франк Т.В., Котин Д.А., Поворознюк И.Н., Матюшин А.С и генеральный директор ООО «Зенковское шахтоуправление» Вадим Данилов под видом «собрания акционеров» попыталась проникнуть в административный корпус шахты. Они едва не взломали центральный вход и угрожали работникам шахты», — рассказал Греков в обращении к генпрокурору РФ Юрию Чайке и председателю СК РФ Александру Бастрыкину. «Имело место запугивание контролеров предприятия, при этом выражались угрозы физической расправы и осуществлялось психологическое давление», — подчеркнул генеральный директор «Коксовой-2» в этом документе. 

Обращение Грекова возымело эффект. Происходящим в Прокопьевске начали интересоваться на федеральном уровне. СКР начал проверку в отношении сотрудников контрольных органов, действия которых могут привести к техногенной катастрофе. А Генпрокуратура выявила «многочисленные нарушения» со стороны Сибирского управления Ростехнадзора. И тогда против руководства «Коксовой-2» организовали полномасштабную травлю в СМИ. Многие федеральные издания опубликовал статьи, где конкурсного управляющего обвиняли едва ли не во всех смертных грехах. 

Именно Лазаревича посчитали виновным и в угрозе взрыва, и в затоплении выработок, и в невыплате зарплат. 

А тем временем конкурсного управляющего окончательно лишили возможности влиять на ситуацию на «Коксовой-2». «Следователь, в производстве которого находится уголовное дело по незаконному предпринимательству, инициировал отстранение конкурсного управляющего Лазаревича от управления шахтой на период следствия», — рассказал замдиректора шахты по правовым вопросам Иван Плешивцев. Оставшиеся работники шахты обратились с коллективным заявлением о недопустимости отстранения к следователю и в суд. Реакции на обращение со 162 подписями не последовало. В марте Лазаревич был полностью отстранен от должности конкурсного управляющего «Коксовой-2». 

Рейдеры одержали победу. 

Новым конкурсным управляющим «Коксовой-2» был назначен Андрей Матюшин, один из сотрудников Франка. Именно Матюшин распродавал имущество ООО «Талдинская угольная компания», одной из структур «Сибуглемета», при споре собственников холдинга. Единственным из его учредителей, не ставшим фигурантом уголовного дела и не погибшим в загадочной катастрофе, был Александр Щукин. 

щукин.jpg

Александр Щукин

Со сменой управляющего фактическое руководство шахтой перешло к Тимуру Франку и Анатолию Малееву, являвшемуся вице-мэром Прокопьевска и возглавлявшему комитет по управлению муниципальным имуществом. Кузбасснедра не возобновило лицензию «Коксовой-2», однако на шахте вновь начали добывать уголь открытым способом, причем в больших объемах, чем предусматривал проект ликвидации пожара. Но теперь о «чернокопательстве» речи не шло: и силовики, и Ростехнадзор внезапно перестали интересоваться происходящим на шахте. Незаконная добыча принесла новым собственникам не менее 6 млрд рублей.

Всего через месяц, в мае 2014 года судья Рудничного районного суда Прокопьевска Надежда Попова отменила решение о дисквалификации Лазаревича. Но это не помогло, спасать шахту было уже поздно. Вскоре активы шахты были распроданы с огромным дисконтом лицам, подконтрольным Щукину и Франку, а затем учрежденному ими совместно АО «Сибирская углепромышленная компания». По мнению Анны Лазаревич, угольного олигарха интересовала не столько сама «Коксовая-2», сколько перспективы, которые открывал контроль над ней: «Мой брат как конкурсный управляющий шахты оформил все необходимые документы для получения ликвидатором шахты нового месторождения для добычи угля на льготных условиях. Перспектива разработки нового месторождения, причем получаемого без аукциона, привлекла Щукина. Чем он и воспользовался, избавившись от Евгения Лазаревича». В результате право на разработку нового месторождения получила компания, подконтрольная Александру Щукину. В начале 2016 года АО «Сибирская углепромышленная компания» было признано победителем аукциона на пользование недрами на месторождении «Чернокалтанский-2». 

Устраненный Лазаревич перестал интересовать силовиков: весной 2016 года уголовное дело в отношении него было закрыто. Бывший управляющий неоднократно подавал заявления на организаторов своего незаконного преследования. 

Но надежда добиться справедливости появилась лишь в ноябре 2016 года, когда Щукин и часть его покровителей оказались под арестом по делу о вымогательстве акций разреза «Инской». Фигурантами уголовного дела о вымогательстве в особо крупном размере стали и начальник следственного управления СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин, два заместителя губернатора региона Амана Тулеева Александр Данильченко и вице-губернатор Алексей Иванов. 

49e0264281466ffbb1858413fa29b222.jpg

Александр Данильченко и вице-губернатор Алексей Иванов. 

Лазаревич решил воспользоваться шансом и обратиться с историей о захвате «Коксовой-2» в федеральные правоохранительные органы. Как говорится в обращении Анны Лазаревич к главе СКР, Лазаревич считал, что в Прокопьевске рейдеры действовали по той же схеме, что и при захвате разреза «Инской», а среди его оппонентов были и некоторые из фигурантов громкого расследования. В частности, Лазаревич был уверен, что уголовное дело в отношении него было возбуждено если не по указанию, то с ведома Калинкина. 

В декабре 2016 года Лазаревича должны были выслушать в СКР. Бывший управляющий решил подготовиться к встрече и запастись еще одним доказательством своих слов. Он решил переговорить с нотариусом Сергеем Тарасовым, тесно связанным с Франком и принимавшим участие в событиях вокруг «Коксовой-2». Разговор с ним Лазаревич собирался записать и 12 декабря выехал на встречу с Тарасовым из Прокопьевска в Новокузнецк. Больше конкурсного управляющего никто не видел.

11.jpg

Евгений Лазаревич

Через три дня автомобиль Ford Explorer, за рулем которого был Лазаревич, нашли у дома № 16 на улице Дружбы в Новокузнецке. Номеров на машине не было, салон явно подвергся химической чистке, а потом был засыпан красным перцем — по всей видимости, чтобы нельзя было использовать служебных собак. Камеры наблюдения записали, как некие неизвестные припарковали автомобиль во дворе дома. 

машина22.jpg

Автомобиль пропавшего Лазаревича

По факту исчезновения Евгения Лазаревича было возбуждено уголовное дело по ч. 1. ст. 105 УК РФ (убийство). Позже оно было передано в первый отдел по особо важным делам областного управления. Но следствие так и не установило его фигурантов, хотя в одном из ответов, полученных Анной Лазаревич, говорится, что в рамках дела было проведено 13 осмотров места происшествия, около полусотни обысков и допрошено около ста свидетелей.

Евгений Лазаревич по-прежнему значится в списке пропавших без вести на сайте СУ СКР по Кемеровской области. Однако, по мнению его родственников, следователи не проверили все версии и не использовали всех возможностей для поиска преступников. Так, вопреки ходатайству Анны Лазаревич, не были допрошены бывший вице-губернатор Алексей Иванов и бывший главный следователь региона Сергей Калинкин. Сестра конкурсного управляющего, как она утверждает, до сих пор не получила ответа, проведено ли отслеживание перемещения айфона ее брата в день исчезновения, хотя компания Apple выразила готовность оказать помощь в случае запроса от следствия. Не был проведен и биллинг телефонов людей, пригнавших автомобиль на улицу Дружбы. Один из них в этот момент разговаривал по мобильному телефону, и на записях камеры наружного наблюдения отлично видно его лицо. Однако фоторобот сделан не был, и в розыск мужчина, по данным Анны Лазаревич, не объявлялся. 

подозреваемыи.jpg

Лицо, вероятно причастное к исчезновению Лазаревича 

За информацию о местонахождении Евгения Лазаревича его родственники объявили вознаграждение — полмиллиона рублей. В многочисленных объявлениях о пропаже отца и брата они уже высказывали мнение, кому было выгодно от него избавиться: «Его исчезновение совпало с возбуждением громких уголовных дел в отношении кузбасских полицейских, чиновников и олигархов, в отношении которых он располагал информацией, в связи с профессиональной деятельностью (арбитражным управлением ряда угольных предприятий Кузбасса)». Дочь Лазаревича неоднократно выступала в местных СМИ с таким заявлением: «Папа говорил, что у него есть информация по поводу определенного круга лиц и что он собирается ей поделиться с полицией». Также родственники Лазаревича обращали внимание прессы на тот факт, что его исчезновение совпало по времени с началом судебного процесса над бывшим мэром Прокопьевска Валерием Гараниным, признанным позднее виновным в злоупотреблении должностными полномочиями. 

Сторонние наблюдатели считают, что к событиям вокруг шахты «Коксовая-2» могут оказаться причастны не только некоторые из обвиняемых по делу о захвате разреза «Инской». Возможно, Щукин не был истинным бенефициаром ни в деле «Инского», ни в захвате «Коксовой-2». А один из телеграмм-каналов поделился такой версией событий: «Именно в этот период, точнее в сентябре 2016-го, Тулеев был вынужден избавиться от своего зама Максима Макина, главного «решалы» по региону. На Макина собрали много томов информации, но свидетельствовать никто не был готов — группа Макина славилась жестокостью. А Лазаревич был готов, его и «зачистили». За пару месяцев до убийства Максим Макин потерял влияние в регионе и был уже в жесткой разработке, а Лазаревич мог много интересного рассказать про шахту «Коксовая-2» и про то, как Макин и его подельник Тимур Франк взяли контроль и добывали кэш из шахты, приговоренной к закрытию». Тимур Франк по-прежнему на свободе и при деньгах. 

А значит, родственники пропавшего правы: только московские следователи, независимые от местных властей, могут раскрыть дело об исчезновении Евгения Лазаревича.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3